Авторский мир. Здесь тебя ждут фэнтези, интриги и тонкий мистицизм. 21+
Гость, для того, чтобы тебе было удобней ознакомиться с игрой, тыкни в тему начало игры, там указаны технические характеристики игры, во что мы играем. Актуальный сюжет можно посмотреть здесь . Если есть вопросы напиши гостевую. Мы рады тебе, так что не бойся задавать вопросы.
528 год ноябрь-январь Временной промежуток в котором мы сейчас играем. События ДО оформляются в прошлом. События будущего не далее февраля. События этого периода ты может посмотреть в истории мира в датах

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель МАТЕРИЯ, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Strange, isn't it? To love a book. When the words on the pages become so precious that they feel like part of your own history because they are. It's nice to finally have someone read stories I know so intimately.
Strange, isn't it? To love a book. When the words on the pages become so precious that they feel like part of your own history because they are. It's nice to finally have someone read stories I know so intimately.

Materia Prima

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Materia Prima » СЕЙЧАС И НЫНЕ » [528/ 11] [Столица] Скорбим и плачем.. скорбим и платим


[528/ 11] [Столица] Скорбим и плачем.. скорбим и платим

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

[html]<div class="ques3">
<kart><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/2/316452.png"></kart>
<nazv> Скорбим и плачем... скорбим и платим. </nazv>
<gam><z>Основные участники:</z>
<a href="https://mateprima.ru/profile.php?id=4" target="_blank">Мастер Рат</a>,
<a href="https://mateprima.ru/profile.php?id=45" target="_blank">Рыжая Белла</a>,
</gam>
<gam><z>Временные точки:</z>
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=221#p47459" target="_blank">11.11.528</a>,
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=221#p49509" target="_blank"> 01.04.525 </a>,
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=221#p52228" target="_blank"> 14.04.525 </a>,
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=273" target="_blank">21.04.525</a>,
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=300" target="_blank">11.11.528</a>,
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=221#p62570" target="_blank">12.11.528</a>
</gam>
<opis><z>Описание сюжета:</z> Поищем начало, Рыжая. Может и не заплутаем...

</opis>

</div>[/html]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

2

[11.11.528] Скорбим и плачем...

Он запинается в своей заготовленной речи. Волнение выдает выступающий на лице пот, а бессонные ночи - темные мешки под глазами. Но дрожь в голосе говорящего не мешает понять суть. Прекрасная Изабелла осталась без защиты своего покровителя - Мелоса. А после смерти её супруга оставлять бедняжку, окруженную меркантильными и опасными, в своих грязных намерениях, мужланами -  кощунство памяти покойных. Позже идёт перечень его достоинств и оды красоте несчастной сироте. На втором круге перечислений, где упоминается не только тонкий стан, глаза зеленой листвы, но и чуткость с покладистостью нрава я начинаю сомневаться о той ли Леруа идет речь. Но встретившись с затуманенным взглядом, понимаю - определённо той. Девочка знает какую маску нужно надеть играя с жертвой. Этой осталось жить - от силы месяц-другой, пока сны и жажда обладания медленно сведет его в могилу. Хорошая работа.
Нам остается пройти шагов десять к экипажу. Речь воплощающего становится более торопливой, а просьба руки и сердца Изабелль - у меня как у приемника Магистра и официального представителя мисс Леруа - падает вместе с его выдохом камнем. Он оправдывает свою резкость и не лучший выбор места обсуждения столь важного вопроса исключительно беспокойством о безопасности сиротки. Ждет ответа. Ответа не будет, лишь короткое — я подумаю об этом, — что скорей всего сократит жизнь несчастного на пару недель.

Дверь экипажа откроется. В тесном пространстве аромат её духов станет перебивать запах смерти, он прилип к моему мундиру и стал частью меня самого. Неделя прощания с Мелосом отпечаталась на мне запахом ладана, табака и гнили. Запах не смыть, ни убрать. Как и голос - хрипучий шепот, что царапает мою черепушку изнутри. Пора привыкать. Найти место в теле - привыкнуть к ломоте в костях и боли в мышцах. Магистр осваивает новый костюм и требует больше власти. Я же прокручиваю на пальце перстень Мелоса, доказательство моего законного права и его смерти, пробегаюсь взглядом по тонкому стану мисс Леруа сидящей напротив. Цвет глаз и покладистость нрава не дает рассмотреть тусклый свет. Но я помню -  она хороша. Такой и должна быть ведьма.

Моя.
Магистр не любит отпускать свои игрушки даже после смерти. Понимаю. Я тоже не равнодушен к своим.

Экипаж уносит от толпы, что собралась проститься с Магистром, и отдать последние почести великому человеку. Копыта лошадей втопчут в грязь цветы, которыми устелена скорбная дорога от замка Правителя к усыпальнице Красного дома - последнего пристанища Мелоса. С трудом припоминаю какой букет держали тонкие руки воспитанницы и её лицо закрытое вуалью. Она пустила слезу? Магистру было бы приятно. В любом случае желающих подать платок и поддержать несчастную в её горе было предостаточно. У девочки отменный аппетит. Ворону пришлось пробиваться к Изабелль сквозь толпу воздыхателей, чтобы сопроводить к экипажу. Прощание с Магистром не давало нам возможности пообщаться неформально, мы обменялись лишь парой сухих фраз. Но сейчас, не смотря на то что путь к замку будет не долгим, уверен мы успеем насладиться обществом друг-друга.

— Мне выразить вам свое сочувствие? Или обойдемся без театральных представлений? — произнесу своим рваным голосом. Не даю Магистру показать себя. Держусь за запах ладана и гнили - как за доказательство смерти моего учителя. Он мертв. Мертв. И я хочу насладиться тем наследством, что мне досталось. — Вы слишком рано простились со своим супругом. Было бы уместней выждать пару месяцев. Пока не найдем нового более интересного претендента на вашу руку и ... добродетель. 

Леруа как маленькая шкатулка полная сюрпризов, которую оставили мне толи в наказание, толи в дар. Я ещё не распробовал её душу на вкус, оставляя себе право понять десерт это или яд чуть позже.  Но тонкую связь договора можно отследить через первые слои безмирья. Она связывает нас паутинкой черных нитей, рисует узор между нами, это почти красиво. Тусклый свет не дает рассмотреть мисс Леруа, во всей её красоте, но показывает больше чем можно увидеть при свете дня. Душа её мужа рваной вуалью накрывает тонкую фигуру. Чуть позже Изабелль выберет форму для захваченной души. Становится даже любопытно какой она будет: змея, паук, лягушка? Такие души почти безобидны, кусаются лишь, когда ведьма ослабевает желая вернуть своё.
Но пока... пока она сильна. Это удивляет. Это заставляет растянуть рот в улыбке. Не понимаю кому она принадлежит  - мне или магистру. Вспоминаю узор  вен на её тонком лице и чернеющие глаза, при первом приеме эфира. Слабость и хрупкость тела. Я давал ей пол года - не больше.

Моя
Прошепчет голос магистра в голове. Он гордится своей живучей игрушкой.

Теперь моя.
Отвечу ему, чуть сотрясая первые слои безмирья.

Отредактировано Мелос-Рат (2023-07-15 15:10:22)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+3

3

Изабель глядит в окно кареты, нетерпеливо постукивая аккуратным коготком по тонкому стеклу, в ожидании попутчика. Видно немного, брусчатку мостовой, да кусок стены напротив. Ведьма вздыхает. После душного зала прощаний, пропитанного запахом ладана, тлена и цветов, замкнутое пространство экипажа отдаётся глотком свежего воздуха. Тем не менее, от настойчивых запахов похорон хочется избавиться как можно скорее. Леруа достаёт флакон духов из небольшой шёлковой сумочки и наносит несколько капель на шею и запястья, туда, где бьётся пульс. Подносит флакончик к носу, делая вдох. В этот момент и отворяется дверь экипажа, впуская наследника покойного Магистра.

Ведьма поспешно убирает духи и вновь, скрыв лицо траурной вуалью, отрешённо глядит в окно, ожидая, пока Мастер Рат нарушит молчание первым. Она прекрасно знает правила игры, знает, что теперь принадлежит новому хозяину. Не знает лишь, какими теперь при ясных правилах будут условия. Если Магистр Мелос относился к ней, можно сказать, по-отечески, то чего ждать от его ученика, было совершенно не понятно. Впрочем, кое-какие догадки на этот счёт у Изабель имелись. Оставалось лишь подтвердить верность собственных предположений. Или же познать глубину жестокости собственных заблуждений на счёт этого мужчины, который всё же решил нарушить тишину, прерываемую извне лишь мерным стуком копыт, да окриками кучера. Теперь Изабель смотрит на Мага прямо, но тусклый свет и чёрная полупрозрачная вуаль так и не дают ему разглядеть точно цвет её глаз, который при определённом освещении и впрямь может казаться зелёным. Впрочем, Маг, вероятно, в большей степени помнит то, с чем ему непосредственно приходилось иметь дело: её боль, чёрные от эфира склеры и выступившая по лицу и телу тонкая сетка почерневших вен.

- Я только что дважды осиротела, Мастер Рат, - своим мягким и вкрадчивым тоном произносит ведьма, ничуть не тушуясь от взгляда мужчины, скользящего по её тонкой фигуре, но бросая в ответ краткий и красноречивый взгляд на перстень Мелоса. Словно по привычке, а на деле намеренно она не называет Мага его новым титулом, - по-вашему, я не заслужила сочувствия, пусть и театрального? Магистр заменил мне отца, вам это известно. Кем бы я была без него? Прислугой? Портовой шлюхой? Что до мужа...

Ведьма снова отворачивается, чтобы взглянуть в оконце, а по её губам скользит тонкая улыбка, - господин Леруа был болен физически и страдал достаточно, чтобы наконец-то обрести покой, - произносит она, с сочувствием в голосе, - я была рядом с ним в этот момент, он был счастлив. И навряд ли был бы столь же счастлив, продлись его болезнь дольше. Да и потом, сначала опекун, затем супруг, вы уверены, что столь затяжной траур пошёл бы делу на пользу? Мы сэкономили время. И я бы повременила с повторным замужеством, дабы не прослыть чёрной вдовой. Людская молва, как морская волна. И не заметите, как смоет.

Леруа поворачивается обратно, чтобы встретить взгляд Архимастера прямо, после того, как прозвучало столь складное, на её взгляд обоснование её маленькой шалости и нежелания вскорости снова бежать под венец. Да и на кой ей? Состояние и титул у неё уже был. И, как казалось прелестнице, находиться в статусе вдовушки было всяко удобнее в деле собирательства душ. И, конечно же, было бы удобнее. если бы это осознавал её новый хозяин.

- Мне понятны правила. Договор, - кивок на видное сквозь безмирье чёрное кружево, которое со смертью Магистра связало их навеки, - вы вольны приказывать, я должна подчиниться. Прикажите, и по вашей воле я стану и женой, и шлюхой.

Боится ли она его? Нисколько. Лишь помнит пронизывающую все тело боль. Несколько лет назад, когда висела на волоске между жизнью и смертью. Ведьма прикрывает глаза, прокручивая те давние воспоминания. Мастер Рат. Кем он был все эти годы для неё кроме как тенью Магистра Мелоса?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+5

4

Глубоко вдыхаю аромат духов мисс Леруа, давая Магистру хоть что-то. Сладость аромата - нравится ему и душит меня. Магистр требуя своё, бьет болью, та проползёт змеей по позвонкам и замрёт где-то в ребрах, не давая вздохнуть больше положенного. Магистр жаден. И жадно охраняет то что ему уже не принадлежит. К этой игре надо привыкнуть. Боль рождается там где проходит тонкая черта между мной и им. За годы обучения я изучил разные её виды. И эту препарирую с особым интересом. На секунду, появляется желание стянуть вуаль с лица Изабелль. Нарушить границы. Какой болью наградил бы меня Мелос тогда? Откусил бы пальцы? Усмехаюсь, тело Магистра Мелоса лежит в холодном склепе без единого пальца. Шкатулки с мощами всё еще хранятся в его...моём кабинете. И только завтра отправятся в путь к Черным башням.
— Если бы мне нужна была шлюха, я нашёл бы вариант попроще. — Произнесу медленно. Любуюсь её показным смирением. Мой приказ выполнится в любом случае - иное бессмысленно даже обсуждать. Позволю себе рассмотреть Изабелль через покрывало траура. Пытаюсь вспомнить какой она была до обращения, сравниваю с той картинкой которой она стала сейчас. Смакую разницу. Помню веснушки на белой коже, бледность лица, тело сведенное судорогой боли. Но память играет злую шутку, шепчет голосом Магистра. Закрываю на секунду глаза. Чьи руки касались её лба в испарине? Кто шептал слова утешения, когда девочка горела в агонии обращения? Кто проник в её безмирье забирая из рук смерти? Магистр был с ней нежен. Как может быть нежен садист со своей жертвой. Он любил её, как и все свои произведения рождённые в боли.
— Да и мне не подойдет ни роль вашего отца, ни дядюшки и тем более сутенера. Выберете мне что-то поинтересней? Если вам по вкусу называть меня хозяином или господином - меня это вполне устроит. — Улыбнусь, прекрасно понимая, что для такой женщины как Изабелль авторитет мужчины не значит ровным счетом ничего. Но коль Леруа любит театральную игру. Подыграет.
Откидываюсь на мягкую спинку кресла экипажа. Он движется мерно, лишь иногда останавливаясь, чтобы подстроится к суете движения. Столичные дороги из-за поломки летучих кабинок переполнены, путь к замку может забрать больше положенного времени, несмотря на приличный картеж сопровождающей стражи. После взрывов в Столице помешанность гвардии на безопасности стала утомительной. Взрывы - еще одна головная боль, которую нужно решить как можно скорей. Из открытого окна слышны гомон толпы и редкие пьяные возгласы, выражающее то почтение покойному магистру, то пожелания многих лет жизни новому Магу у трона. Еще одна, но уже кривая улыбка появится на лице, возможно театральную игру люблю и я.
— Безмерно рад за легкую кончину вашего супруга. Но он тоже играл определенную роль. — Рука тянется к карману, чтобы вытащить серебреный портсигар. Ряд точных движений и в тесном пространстве родится новый аромат. Аромат табака. Он должен быть привычен мисс Леруа. Магистр не выпускал сигареты из пальцев, лишь иногда предпочитая им сигару. — Мелос не зря выбрал вам в мужья тихого, безопасного, но статусного человека. Господин Леруа гарантировал вам прикрытие от сплетен, пересудов, что преследуют ярких женщин вроде вас. Свободная женщина - опасна. К ней всегда приковано больше внимания чем к женщине замужней. Сами знаете...людская молва...
Начинаю напоминать себе нянюшку, что клокочет над взбалмошным ребенком требующем свободы. Выдыхаю облако дыма и делаю новую глубокую затяжку.
— Но главное, он был регулярным источником вашего...питания. — Голод ведьмы всегда требует больше. Сорваться и потерять контроль слишком просто. И череда смертей - идущих вслед за голодной ведьмой - может быть проблемой. Очерчу пальцем силуэт ошметков души прилипшей к Безмирью мисс Леруа. — А сейчас он не более чем паразит требующий ухода и внимания.
Дотлевшая сигарета обожжет пальцы. Брошу её останки под ноги, прижимая носком сапога. Экипаж подъезжает к воротам замка. Внутри ждет прощальный обед и череда бессмысленных разговоров о величии Магистра. Там начнётся новая охота Изабелль. И её новое задание.
- Впредь будьте более осмотрительны в своих решениях. И смените духи. Они душат больше чем моя назидательная речь.

Экипаж остановится возле парадного входа. Подам руку несчастной вдове осиротевшей за последний месяц два раза. При свете дня тени, что рисуют связь между нами сольются с тенями наших фигур на ровной брусчатке. Сквозь вуаль можно рассмотреть лицо. Голубые. Ее глаза голубые. Проситель руки и сердца видел лишь то, что хотел видеть. Ведьма всегда надевает ту маску которую хочет видеть её жертва. Осталось только понять какую маску она решит выбрать для меня.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+3

5

Какое-то время Изабель смиренно молчит, скрывшись за вуалью, и на вид безропотно позволяя Магу продолжать себя изучать. Тонкая улыбка блуждает по губам ведьмы, а пальцы, накрытые сумочкой, удобно лежат на рукоятке отравленного кинжала, прикреплённого к поясу. И можно не сомневаться, что клинок будет тут же пущен в дело, если границы приличий действительно будут нарушены без её на то дозволения. На словах о шлюхе улыбка становится чуть шире. Рано или поздно для достижения собственных целей Магу потребуются
и эти её умения осчастливливать мужчин. Да и суть её голодного до мужского внимания естества уже не изменишь, как ни жонглируй словами. Шлюха была бы самым мягким эпитетом, узнай в обществе, чем, с кем и в каких позах благопристойная леди с безупречной репутацией порой занимается ночами.

- Хозяин? Господин? - в конце концов Леруа приподнимает бровь, улыбаясь чуть шире, и видимо расслабляется. Аккуратно прислоняется прямой спиной к сиденью экипажа и располагает поверх подола траурного платья скрещенные в замок кисти рук, обтянутые чёрными шёлковыми перчатками, - прошу меня простить, но вульгарное бульварное чтиво не в моём вкусе, Мастер Рат. И коли вы разрешили мне положиться в этом вопросе на свой вкус, посмею позволить нам с вами не становиться его героями.

Ведьма делает паузу, следя за реакцией мужчины на свою лёгкую шпильку в его адрес. Изучает, прощупывает границы дозволенного. Разумеется, если бы Архимастер настоял на своём, то стал бы и хозяином, и господином, и кем только ему ни заблагорассудится. Несмотря на специфику своей сути, Изабель не считала, что для неё не может существовать авторитетных мужчин. Просто полагала, что мужской авторитет в её глазах достигается не угрозами слабому полу, а сочетанием ума с достойными мужчины поступками. В том числе, и по отношению к зависимым от них женщинам. В том, что преемник Магистра обладал умом, сомневаться не приходилось. Дураки так высоко не взлетают. Что до второго - жизнь покажет.

- На мой вкус традиционные роли. Для общества вы, наследуя Магистру, покровительствуете леди Леруа, вдове, которой по истечении периода траура, вероятно, вновь предстоит брак. О выгоде которого решать, разумеется, вам. Я - ваша подопечная. А за пределами высшего света, - ведьма задумалась на миг, бросив взгляд в окно, за которым слышались всё более и более шумные звуки толпы по мере того, как кортеж приближался к замку, - наши дела и сугубо деловые отношения. Работая с Магистром, я привыкла к тому, что обладаю определённой степенью личной свободы в тех вопросах, что не касаются наших совместных дел. Хочу, чтобы так было и впредь. С учётом моей безупречной работы, с вашей стороны невелика уступка. Мне будет крайне печально осознать, что методы Красного дома вам ближе, чем то, что принято называть мягкой силой. Уверена, что при должном подходе, мы сможем многое друг другу дать.

Изабель вдыхает такой знакомый табачный запах и смотрит прямо и явно изучающе, хоть её взгляд и скрывает вуаль. Тем не менее, шпилек по поводу сигарет ведьма не отпускает, хоть те и вертятся на языке. Просто кивает согласно, в такт реплике мужчины, - Мелос выбрал не зря, таков был уговор. Получение мной весомого статуса, титула, состояния и определённой доли власти - часть сделки с его стороны. Тем не менее, господин Леруа практически исчерпал себя. Стал невкусным, если хотите. Вы бы хотели ещё целых два месяца варить себе на ужин подмётки от сапог?

Уголки губ ведьмы снова приподнимаются в усмешке.

- Пришлось пересадить Трикстера на того беднягу, что преследовал вас до кареты, но впредь я буду более осмотрительной и вероятно не буду закатывать глаза в ответ на назидательную речь, - обещает она, чувствуя, как экипаж замедляет ход. Похоже, прибыли на место.

- У духов нет аромата, Мастер Рат, - произносит ведьма, поправляя вуаль и проверяя перед выходом, насколько крепко держится шнуровка сумочки, - я хороша не только в ядах, а Магистр подсказал, как можно усовершенствовать состав. Каждый слышит то, что ему хочется. Для меня они сегодня пахнут так, как Мелос любил ощущать их на мне. В его честь. Но, если аромат не нравится, просто подумайте о том, чего хотелось бы услышать лично вам.

Опираясь на руку своего нового хозяина, Леруа выходит из кареты и чуть сощуривается от дневного света, после пересекаясь с Магом взглядом ясных голубых глаз. А затем надевает положенную ей маску двойной скорби, чтобы не нарушать приличий.

Возможно, прочие маски появятся позже. С другой стороны, какой вообще смысл в масках рядом с тем, кто без особых проблем может узнать о тебе всё? Проще всего быть самой собой и наслаждаться этим. В кои-то веки.

Отредактировано Изабель Леруа (2023-07-18 18:59:21)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+4

6

Мы на расстоянии которые диктуют правила этикета и моё понимание комфорта мисс Леруа. В два шага друг от друга. Только тени, что повязаны договором, нарушая правила времени и положение солнца, соприкасаются. Игру теней можно видеть через первые слои Безмирья. Иногда моя будто не понимая какую форму нужно принять, изменяется рисуя на брусчатке силуэт Магистра. Вместе с тенью меняется и голос. Мой царапающий сменяется его мягким баритоном. Наш диалог с Изабелль продолжается. Становясь тише как только мы зайдем холл, со стороны кажется, что мы обмениваемся редкими и столь нужными фразами двух людей потерявших близкого человека. Моих слов почти не разобрать если не подойти ближе. Но я знаю, ведьма меня слышит. Моя речь будет звучать в её голове, четко и ясно. Связь ведьмы с её хозяином обеспечит это.

— У меня есть задание для вас. — Хочу ввести мисс Леруа в курс дела, до того как мы зайдем в главный зал. Последний обед в память Магистра, проводится, как и полагается в Зале Шёпотов. После взрывов его спешно пытались привезти в порядок, убрать позорные доказательства слабости людей перед полукровками. Слабости Магов. Купол был починен быстрее предполагаемого, хоть и лишился своей знаменитой росписи. А разбитая плитка пола всё ещё украшена трещинами. Мы притормозим прежде чем пройти по череде коридоров, ведущих в главный зал. Мне нужно секунда, чтоб разместить новую боль. Места где умирают всегда пропитаны болью. — Насколько я уведомлен, когда-то вас связывали дружеские чувства с нашим Новым Правителем - Дарием. И коль вас касается общее горе, дружбу можно возобновить.

Двери первого зала откроются. В носу защекочет запах лилий и едва уловимый аромат пожара. Он, как и его следы, замаскированы слоями краски, но его шёпот усиливается с каждым шагом. Мы встречаем господ уже отдавших дань своего уважение скорбящим. Поклоны, касания перстня власти лбом и губами, пара уже привычных скорбных фраз и клятва верности Магам. В первом зале тень смерти прилипла к рисунку вензелей на свежеокрашенной стене, но крик е` похож на шорох. Мы проходим дальше, где фигура молодой горничной парит над полом. Её пустой взгляд замер в поисках чего-то важного. Она смотрит на меня и я понимаю. Осколок от взрыва расшиб ей лицо. Она ищет глаз.

Ведьма не может видеть слои этого безмирья, но видима для душ и может быть вкусной закуской для любой, что застряла между мирами и еще не осознала свою смерть. Тень под её ногами вырастет плащом покрывая Изабелль. Магистр поставил хорошую защиту. Или это защита уже моя?

— Дружба. Это всё что требуется, мисс Леруа. — Продолжу, переходя в следующий зал. Запах лилий становится ярче. Запах смерти и прошедшего пожара уже сложно игнорировать. — Возможно, мягкая, женская поддержка и совет доброго друга - в нужный момент. Вульгарные истории на пример бульварного чтива, тут тоже будут неуместны. — Новая пауза для перехода. Ещё один зал. Череда ещё одних поклонов и привычных ритуалов. Череда новых застрявших душ.
— Не сомневаюсь, эту связь вы сможете построить. Но и Дарий вкусней подошвы. Свои аппетиты с ним нужно убавить до минимума. Никакого разрушающего влияния... Пока это не потребуется. — Добавлю в конце.

Нам остается последний холл, перед тем как зайти в главный. Памятный обед в зале Шёпотов, отличается от всех что проходили ранее. Это мероприятие для своих. Тех кто был близок к дому Аэрас и Магистру. Традиции продиктовали свои правила. Перед смертью все равны и важно помнить об этом. Здесь не будет пафосных речей и представлений. Только шёпот. Шёпот людей и шепот душ, что прервали свои жизни во время взрыва. Они будут пытаться докричаться до живых. Требовать внимания. Питаться скорбью.

— Если задание не будет для вас в тягость. — Говорю имея в виду контроль голода, а не способности Изабелль в завоевывания интереса Дария. — Вы переберетесь на пару недель в замок. Это нормально для женщины кто потерял мужа и отца...вернуться на время в дом где ей окажет поддержку её новый покровитель. Так вы будете ближе к Дарию и ко мне.

Двери зала Шёпотов откроются через пару секунд. У нас есть время для окончания беседы. Делаю шаг ближе к мисс Леруа, рассматривая тонкое лицо под темной поволокой ткани. И говорю царапающим голосом принадлежащим мне:
— И Изабелль... мягкая сила не мой конек, — пауза, вдохну аромат её духов. — И привык держать людей на коротком поводке...до тех пор, пока они не докажут свою верность. — Дверь откроется. Протяну руку, чтобы мисс Леруа могла прикоснуться лбом или губами к перстню Мага у трона. — Докажите, и ваша личная свобода будет не прикосновенна.

— Я в свою очередь попробую заслужить ваше уважение. — Произнесу с легким поклоном своей воспитаннице. Новый запах её духов расцветёт ярко. Он придет вместе с памятью о ее обращении, без примеси воспоминаний Магистра.

Тогда она пахла так же.
Ароматом дыма, сажи и копоти

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+3

7

Дистанция между мужчиной и женщиной, которую диктуют правила этикета, действительно отвечает комфортному состоянию Изабель в данный момент. Женщина, в особенности незамужняя, должна следовать за своим спутником, чуть поодаль от него. Скрытая траурной вуалью, Леруа с любопытством следит за причудливой игрой теней. Одновременно она внимательно вслушивается в то, как резкий для непривычного уха голос Мастера Рата сменяется столь знакомым приятным баритоном Мелоса, а затем обратно. Ведьма мысленно отмечает, что эти метаморфозы, помимо щемящих нот скорби, вызывают у неё закономерный вопрос - а так ли хорошо новый Маг у трона контролирует своего покойного учителя?

За разговором вдова несколько раз согласно кивает, ни на миг не снимая скорбной маски с лица. Чтобы со стороны они и правда выглядели как двое объединённых общим горем людей, которым есть что вспомнить о покойном Магистре. И, разумеется, только хорошее.

- Я внимательно вас слушаю, Мастер Рат, - своим мягким и мелодичным голосом отзывается Изабель. Пока Маг берёт паузу, ведьма оглядывает помещение сквозь ткань вуали. Несмотря на старания поскорее скрыть следы поражения перед полукровками, то тут, то там, они видны незакрытыми ранами. И душный запах лилий с трудом перебивает столь ненавидимый ею с детства горький запах пожара. Ведьма чуть глубже втягивает пропитанный людскими страданиями воздух. Глубоких слоёв безмирья и его обитателей она не видит, но общий эмоционально-тягостный фон вполне способна почувствовать. Тень вырывается из под её ног и вырастает перед взором, покрывая ведьму целиком. Она знает, что так работает защита, увы, неспособная избавить её от собственных воспоминаний.

На приветствия присутствующих она механически отвечает положенными по этикету жестами, понимая, что некоторая часть этих господ, находится под влиянием её чар. Такие, едва сдерживая вздохи восхищения, вольны видеть то, что хотели бы видеть сами. Благосклонную улыбку сквозь маску траура, нежный взгляд украдкой, а быть может напротив, томный, тронутый порочной поволокой. Слушая задание Мага, Изабель улыбается в душе на моменте, где он говорит о вкусовых качествах Его Величества. Сравнение её веселит, тем не менее, она помнит, что её дружеские чувства к Дарию были до наивности искренними. И в более раннем детстве, и позже, когда оба они попали под опеку Магистра Мелоса. И возобновить дружбу на почве общего горя, не оказывая разрушающего влияния, не было для ведьмы сложностью.

С тех пор прошло много времени, жизнь развела их в разные стороны и изменила, приглушив, а где-то и вылущив детскую привязанность. Его служба во флоте, её становление ведьмой и замужество за человеком, которому она во внучки годится. Его отшельничество и её блистание в свете. Но, Леруа солгала бы самой себе, если бы утверждала, что оговорка Мага "пока это не потребуется" на фоне всех размышлений прошла мимо её ушей, не уколов. Смогла ли бы она без боли в душе причинить вред другу, будь он настоящим? И способна ли она вообще теперь на настоящую дружбу? На этот вопрос у Изабель ответа не было. Впрочем, эти мысли ведьма, привыкшая решать проблемы по мере поступления, быстренько выкидывает из своей хорошенькой головки.

- Мои аппетиты не станут проблемой, Мастер Рат, как и задание, переезд в замок и близость к вам, - отзывается ведьма, когда они оказываются перед дверьми, ведущими в Зал Шёпотов, - Трикстеру хватит на пару месяцев, господину Леруа я тоже найду занятие по душе. Кандидатур для того достаточно, впрочем и тут вы, если желаете, можете мне посоветовать, - она делает паузу, чуть обернувшись на предыдущие двери, за которыми остались сытные господа, - кого-нибудь.

Маг вдруг делает шаг вперёд, сокращая дистанцию и снова, как ей кажется, пристально разглядывая черты её лица под вуалью. Изабель не отстраняется, пока тот скрипучим голосом в свою очередь очерчивает для неё рамки, обозначенные коротким поводком. Его слова не коробят, но вызывают у ведьмы некоторое недоумение. Запах гари, вновь ощущается чётко, словно вымывая сладковатый запах духов, который так любил на ней Магистр. Перед мысленным взором вновь пробегает череда молчаливых картин того самого дня: охваченный огнём дом, погром в порту, темноволосый мужчина, придавленный тяжёлой балкой. Тонкие женские руки пытаются помочь ему выбраться, но сдвинуть конструкцию никак не получается. Маг, изучающий её, видит, как на короткий миг склеры глаз ведьмы чернеют, а на лице выделяется чёрная сетка вен. Изабель прогоняет воспоминания и берёт свой разум под контроль. Впереди ей предстоит работа.

- Ведьмы зависят от обративших их магов и вынуждены хранить им верность. Неверность нерациональна. Она может слишком дорого нам обойтись, - мягко отвечает Изабель, чьи глаза уже вернули себе ясный, голубой оттенок, - со смертью Магистра наш с ним договор унаследовали вы, - её губы чуть тронуты улыбкой, такой же мягкой, как и тон, - а следовательно, унаследовали и мою верность. Но, коли по вашей воле моя верность Магу у трона должна вновь быть доказана, - двери открываются, - то доказательства будут.

Леруа склоняется перед Мастером Ратом в предусмотренном придворным этикетом глубоком реверансе, касаясь покрытым траурной тканью лбом перстня власти на его руке. Так, чтобы ни у кого из присутствующих не возникло и толики сомнений в том, что она, воспитанница Мелоса, признает титул, власть и авторитет нового Мага у трона. Как своего нового официального представителя и наследника, избранного Мелосом, её покойным воспитателем. Обещать, что между ними никогда не возникнет противоречий, Леруа не собиралась. Наверняка, они будут, оставшись их внутренним делом. Сором, который не должен быть вынесен из избы.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+3

8

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Секутор Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

[01.04.525] Игра в прятки...
https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/53035.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/35410.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/906617.png

Дрожь это хорошо, девочка. Дрожь значит - ты ещё жива...

Собираю осколки её боли, нанизываю каждый на тонкую нить. Каждый новый приступ - доказательство её жизни, доказательство того, что она всё ещё есть. Её сорочка пропитана потом, прилипла к телу, а губы искусаны в кровь. Рисунок на бледной коже красив, изломанные линии вен окрасились в черное, пульсируют - требуют больше места. Она царапает себя, будто хочет порвать плоть и найти место для тьмы. И все реже выныривает в реальность, делает глубокий вдох. Здесь её встречаю я.

Здесь я шепчу ей:
Дрожь это хорошо.
Здесь я вытираю испарину с её лба. Здесь я собираю соколки её боли.

Тьма не отпустит её. Доза эфира уже слишком высока, чтобы идти назад.
Слышишь? Нет пути назад...

Свежая капля эфира испачкает губы. Тот впитается в трещины, нарисует новый узор из вен. Заставит тело изогнуться дугой. Она хватает ртом воздух, смотрит на меня остекленевшими глазами. Те окрасятся в черный - тьма вновь потянет на дно. Новый приступ конвульсий. Новая дрожь.

Магистр Мелос сидит в кресле у окна. Комната пропахла запахом его сигарет и её потом. Он заходит редко, лишь касается взглядом изломанного тела. В его глазах читается разочарование. Игрушка плохо переносит эфир. Девочка слаба. Магистр не любит слабых. Магистр не любит поломанные игрушки. Магистр не любит расставаться с теми с кем ещё не наигрался.

Ожерелье из боли, соберет шесть бусин. Шесть капель эфира. Слишком много для хрупкого тела. Проще зажать рот и нос ладонью Не дать вдохнуть. Прошептать на ухо - спи крепко, девочка.... и отпустить. Она утонет во тьме. Закончится боль. Закончится дрожь.
В место этого новая доза эфира. Остекленевший взгляд.

И...
Дрожь это хорошо, девочка.
Это значит - ты всё ещё жива.

День сольется с ночью. Ночь с днем. Время превратится в один длинный час. От бусины к бусине. Приступы её реальности станут реже. Мой шёпот возле её уха - тише. Магистр Мелос - курит чаще и все чаще смотрит на девочку с интересом. Так долго не выдерживал пока никто.
Минуты между её приступами боли делают длинный, томительный шаг. В темноте комнаты кажется, что девочки почти нет. Только аромат её безмирья шепчет ароматом дыма, копоти и пепла. Если прикоснуться её лба, можно обжечь пальцы. Если дотронуться её тьмы - можно сгореть.

В темной комнате станет почти тихо. Лишь потрескивание свечи. Ни шороха. Ни дрожи.

— Приведи её ко мне. — Произнесет голос в тишине. Он выдохнет сигаретный дым. Поймаю его, потяну через безмирье. Это их будущая связь. Придвинусь ближе. Возьму её ослабевшую руку в свою. Вторая рука потянется к огню свечи. Тот лизнет открытую ладонь, обожжёт болью. Теперь мы будем держаться за неё...


Её Безмирье это тьма не дающая сделать вздох. Её Безмирье это вкус пепла на губах. Её Безмирье это дом полный огня.
Здесь она должна была умереть. Здесь она могла сгореть дотла.

Прикурю сигарету, дар Магистра. По запаху табака мы вернемся назад. Одна глубокая затяжка прежде чем сделать шаг в огонь. Тот лижет стены, картины, что когда-то говорили о зажиточности славного дома, гобелены горят особенно ярко. Перешагну труп девушки, она смотрит на огонь через пустые глаза. Служанка, пыталась сбежать - ей не дали. Поймаю в эхе безмирья то что слышала она напоследок. Мужской смех и тяжелое дыхание над ухом. Их было трое. Она бы не смогла сбежать. Еще один труп на лестнице - перерезано горло. Ступаю выше, к спальням хозяев. Там на пороге нянька в ночном чепце мечется не зная как найти выход. Позади огонь. Он сотрет дорогу назад. Впереди гарь. Втяну её в легкие с новой затяжкой сигареты.

Открою дверь в комнату. Уже не детскую, но еще не взрослую. Куклы на полках, книги и пустая кровать. Где ты пряталась девочка? Ты слышала их крики? Ты знала что туда нельзя? Куда прячутся дети, когда слышат опасность. Под кровать...между платьев в гардеробной. Я ищу следы той что спаслась тогда, но готова умереть в огне боли сейчас.
— Она моя.
Нянюшка в чепце, с почти сожжённым лицом, охраняет ту что должна была остаться здесь навсегда. Сигарета догорает.
— Изабель. — Произнесу тихо. — Нас ждет Магистр. Он хочет чтобы ты жила.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+3

9

Там, за гранью между жизнью и смертью, Изабель сгорает заживо с каждой очередной каплей эфира. Наяву раз за разом одна и та же картина - крики, слёзы из глаз, красных от кровоизлияний, судороги, расцарапанные предплечья, плечи, грудь. Очередной приступ, и ногти девушки впиваются в ладони, оставляя глубокие отметины и на них.

Затем девушка успокаивается, лишь слегка дрожит, а после делает глубокий вдох на грани с хрипом, выныривая из небытия на поверхность. В её взгляде на миг мелькает осмысленность, с которой она смотрит в глаза склонившегося над ней Рата, или в сторону кресла, где видела Магистра и подмечала его разочарованный взгляд. А вот кресло вовсе пустует. Она ему не интересна. Она слишком слабая. Она его разочаровала.

Новая капля эфира заставляет взгляд подёрнуться чёрной пеленой и остекленеть. Вышибает воздух из лёгких, не даёт вздохнуть, тянет обратно в огонь, в пепел, во тьму. Щемящее чувство досады и злости шлейфом тянется следом. Оно же заставляет бороться и всякий раз бросаться прямиком в огонь и через боль возвращаться в реальность несмотря на то, что происходящее за гранью начинает раз за разом обретать свои смыслы, словно предлагая больше никуда не спешить и остаться.

Паузы, обозначающие её отсутствие в реальности, становятся длиннее.

Пока в конце концов, с седьмой каплей она не уйдёт в пожарище своей прошлой жизни, ароматом которого медленно наполнится комната.


Кажется, что в её комнате пусто. Во всяком случае, на зов Мага никто не откликается и не спешит вылезать из-под кровати или из шкафа. Вместо этого в коридоре раздаётся задорный детский смех, гомон и топот ножек вверх по лестнице.

В комнату вбегают двое детей лет пяти, рыженькая девочка и темноволосый мальчик. Смотрят в сторону Рата, но так, будто бы в помещении его нет. Шушукаются, хихикают и отодвигают створку на стене. За ней шахта для подачи блюд с кухни в комнаты господ. Разветвляясь в горизонтальных и вертикальных направлениях она образует сеть внутри стен, ведущую в каждую из комнат. Вероятно, там Изабель и пряталась. Дети поочерёдно забираются на поддон, девочка оборачивается в последний момент, чтобы подмигнуть Рату, а затем закрывает створки. Судя по звукам, перебирая верёвку, болтая и хихикая, дети на поддоне отправились в весёлое путешествие по полыхающему дому.

Вероятно, это всё видения Изабель. Смесь из событий её прошлого и воспалённой действием эфира фантазии.

Перед глазами Рата встаёт кухонное помещение. Белая девичья ночная сорочка, перепачканная копотью и пылью из шахты, лежит на полу, а бельевой сундук служанки открыт. Вероятно, спустившись сюда, Изабель переоделась в униформу служанки дома Ренье.  Именно в этой одежде её и обнаружили в порту. Дверца, скрывающая проход для вывоза отхожих бочек, приоткрыта. Тут маршрут понятен, вниз по тоннелю и к речке, а оттуда до порта. Девушка явно знала, как выбираться в случае опасности и действовала уверенно и быстро.


Следующий момент переносит мага в рабочий кабинет господина Ренье. Огонь ещё не добрался в это крыло, зато добрались негодяи. Бумаги, карты и книги разбросаны по полу, содержимое шкафов перевёрнуто вверх тормашками. Искали ли тут что-то? Возможно.

Изабель сидит в кресле у камина с книгой в руках. На ней та самая тёмно-синяя униформа прислуги, белоснежный фартук, воротничок, манжеты, лицо и кисти рук перепачканы землёй, сажей и кровью. Девушка смотрит на мага затянутыми чернотой склерами и с громким хлопком закрывает книгу. В этот же момент в направлении Рата звучит призрачный выстрел призрачного пистолета. Господин Ренье, с рассечённым лицом, в окровавленном мундире, тоже здесь. Пришёл на её зов. Охраняет дочь.

- Отчего же сам не пришёл за своей любимой игрушкой? - девушка чуть дёргает бровями вверх и откладывает чтиво на столик, - а тебя подослал? Я ждала его, а не тебя, Маг. Видела, как он смотрел на меня. И как ты смотрел, видела, - усмехается, переводя взгляд на мёртвого отца, а затем на стрелки остановившихся часов над камином, - как на больную собаку, которую проще убить, чем лечить.

Снова смотрит на мага и чуть хищно втягивает носом воздух, снова улыбается, ощущая также знакомый запах тлеющей сигареты Мелоса, - а ты сильный, вку-у-усный. Я сама выйду, если захочу. Брошусь в огонь и сгорю дотла, - говорит она с каким-то лихорадочным восторгом, - так уже было шесть раз. На пятый я, кажется, привыкла. На шестой мне даже понравилось. Я была так горда собой, что выбралась, каждый раз. Я думала, в этом моё испытание, что мне надо всего лишь самой найти выход. А ты, - Изабель обиженно поджала губы, - ты бросал меня сюда умирать, раз за разом!

- Мне здесь нравится. Тут хорошо, - заключает она наконец, - это мой дом. Так оживлённо! Все мне рады, ко мне приходят! Нянюшка здесь, папенька здесь, маменька тоже скоро будет! Ей пока слишком больно, нужно время. Только он не приходит, - лицо девушки мрачнеет, и она снова смотрит на застывшие стрелки часов, - и не придёт.

Она вздыхает и вдруг оказывается рядом с магом. Смотрит на него снизу вверх подёрнутыми чернотой глазами, в глубине которых мелькают красные искорки, как от тлеющих угольков. Под кожей пульсирует чернота вен, - ты сильный маг, сильнее его. Научишь меня бывать здесь? С ними? Поможешь найти то, что я потеряла? Тогда пойду с тобой.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+1

10

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Секутор Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

Девочка говорит. Не перебиваю. Я курю.

Она заслужила ярость. Она заслужила злость. Она заслужила уважение - она хороша. Киваю в ответ на её слова и смотрю почти без равнодушия. Почти улыбаюсь. Безмирье не переносит ложь и снимает маски. Для неё я палач кидавший её в огонь раз за разом. Для меня она не больше чем живучая крыса. Вот и познакомились ближе.

Сигарета тлеет... Пару затяжек и связь между Изабель и Магистром растает. Но не её долг. Печать договора плотно сидит на коже, где-то там под строгим одеянием прислуги, горит согласие служить Магистру. Она дала его приняв первую дозу эфира. Долг жжёт больней огня. Он ждёт когда маленькое, изломанное болью тело треснет в последний раз, когда последняя судорога пробежится по мышцам, когда больше не будет дрожи. Когда останется лишь смерть. Но покоя не будет. Будет вечная служба в виде проданной души. Маги не заключают сделки, без выгоды. Маги всегда остаются в плюсе.

Втягиваю сигаретный дым в легкие, выдыхаю с наслаждением. Это почти как держать девочку за горло. Это почти как слышать её последний вдох. Это почти её приговор. Осталось его озвучить.
— Пути Магистра неисповедимы. Пока нет никого сильнее его. Так или иначе ты будешь служить магу. — Говорю всматриваясь в черноту её глаз. — Выбора нет. Но ты можешь остаться здесь, с папенькой, маменькой и ещё сотнями тех кто скрыты в тенях, пока не станешь частью этого мира без выхода. Или вернешься со мной назад?

Рассматриваю путы, что нарисовало безмирье вокруг девушки. Они цепкими пальцами держат её здесь. Она не сопротивляется, ей нравится. Ей нравится безмирье - мне оно нравится тоже. Оно ласкает мнимым покоем. Знаю его песню. Каждый раз хочу остаться здесь навсегда. Смотреть в смерть проще чем смотреть в жизнь. Прикидываю каковы наши шансы уйти от сюда вдвоем. Но путы крепки. Где-то в тонких паутинах связи найдется чувство вины. Оно всколыхнётся вспышкой и обнимет тонкую фигуру. Там же отыщу отблески сожаления и боли от потери. Она держит. Затягивает словно густое болото. Если сделаю шаг ближе - утону вместе с ней. Шаг ко мне должна сделать она.

Посмотрю на часы с замершей стрелкой. Время здесь идёт в своем порядке. Уносит в водоворот событий отпечатанных памятью. Кружит в цикле повторов. Смех детей, их игра в прятки по лабиринтам горящего дома. Тень девушки в ночной сорочке, перепачканная копотью и пылью из шахты. Следующий миг и должен прогреметь выстрел...остановлю мгновение именно здесь. И сделаю ещё одну затяжку. Последнюю. Втягиваю глубоко будто смертник перед казнью.
— Но похоже, больше у нас нет пути назад. - Мои глаза окрасятся в желтый. Они посмотрят в её черные. Сигарета растает. Выскользнет связь из пальцев. Безмирье задрожит предсмертным вздохом той, что осталась там наверху. Держу время. Болью. Всегда плачу болью. Подниму левую руку, поднесу ближе. Пальцы горят. Языки пламени ласкают плоть. Свеча реального мира рисует мне новый выход.
— Если захочешь в этот раз, девочка. Мы будем гореть вместе.
Это будет моей платой за твои муки. И там в огне я заменю печать Магистра на свою. Я её заслужу. Болью. Всегда плачу болью.
Но сначала, нужно сделать самую малость. Оборвать связь Изабель с этим местом... сжечь мосты.
— Убей его.
Посмотрю на тень её отца. В руке Изабель появится пистоль. Механизм заряжен. Нужно всего лишь нажать на курок.
— Целься в лицо. — Прошепчут губы. — А потом идём со мной.
Протяну ей свою горящую ладонь.
Время возьмёт свое. Эхо её последнего выдоха, моя боль - откроет дверь в реальность...

...выстрел... ?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

11

Клеймо договора снова напоминает о себе жгучей вспышкой боли, которые становятся тем чаще и сильнее, чем ближе подходит Изабель к завершению своего жизненного пути. Клеймо горит в центре груди на уровне сердца, пульсирует, питаясь её кровью. Чёрное плетение сигила Магистра, и без слов Рата напоминает о девушке о долге. Она знает, что выживет телом или нет, её душа теперь принадлежит Мелосу и обречена служить ему. Таковы правила игры, которые Ренье приняла.

Взгляд Рата кажется пристальным и испытующим, но Изабель не отводит глаз. Лишь тьма в них то практически возвращает её глазам природный голубой цвет, то снова затягивает так плотно, что глазницы кажутся пустыми провалами, как у черепов на рисунках чёрной тушью. Она слушает молча, чуть склонив на бок голову и снова хищно принюхиваясь. Улыбается широко в ответ на аккуратные слова Мага о силе Магистра и предложение ей выбора без выбора. Обнажает ряд ровненьких, чуть заострённых зубок. Здесь, в Безмирье, она ещё не отлетевший дух, но уже не вполне человек.

Ей нравится вдыхать запах сигарет Магистра и ощущать его силу, которая исходит от связи. Ощущать силу, которая исходит от Рата, ей тоже нравится. Это интересно. Это любопытно. Это заставляет задуматься о том, что стать частью мира без выхода она успеет всегда. А вот что будет там? Если она выйдет? Если справится? Так чего же она ждёт? Чего медлит? Неужто всё же боится?

Стрелки часов в кабинете замерли, но время здесь продолжает свой бег по кругу. Калейдоскоп событий, вынутых Безмирьем этого места из памяти Изабель, снова делает оборот вокруг них, образуя круг голосов, звуков, теней и людских образов. Пока, наконец, перед глазами ещё пока живых снова не встаёт кабинет, беспорядок и покойный господин Ренье в нём.

На этом Рат лишает её выхода. Снова глядит в её чёрные глаза своими пожелтевшими, как у голодного хищника. Что он ожидает разглядеть? Покорность? Страх? Или, напротив?

Ощущая шкурой свой предсмертный вздох, идти в огонь в этот раз страшно до чёртиков. Шесть раз она умирала, но понарошку, а теперь ей, похоже, предстояло умереть единожды, но по-настоящему.

- Мерза-а-авец, - беззлобно и даже с некоторым восхищением цедит Изабель сквозь остренькие зубки, снова улыбаясь. Маг обставил её на два счёта, и Ренье признаёт свою детскую наивность, от которой пора бы уже избавиться окончательно. А ещё, несмотря на попытки храбриться, ощущает сейчас липкий страх смерти, и это наверняка прекрасно чувствует Маг. Понимает, что Рат держит её за горло. Она - игрушка в его руках. Захочет проучить основательно, бросит её здесь. Изабель боится этого, но не отводит взгляд. Отвернёшься - покажешь слабину. На слабых и жалких смотрят, как на побитых собак. И жалости они не вызывают, - твоя взяла, но думаешь, мне не плевать, чьей быть куклой и кому из вас служить?

В руке появляется пистолет, а господин Ренье взводит курок и целится ей в лоб. Изабель целится ему в лицо, понимая, что её выстрел поставит точку. Она должна отпустить себя, осечь от боли и вины и здесь, и там, наверху. И медлить нельзя. Ей не страшно стрелять. Страшно лишь то, что с выстрелом может навсегда оборваться собственная жизнь.

- Он уже мёртв, - произносит она, - мертвее мёртвого быть невозможно.

Изабель нажимает на курок. От громкого выстрела зажмуривает глаза и слышит стук упавшего тела. Не глядя и молча хватает Рата за руку. Пламя обжигает ладонь, а метка Магистра взвивается болью. Где-то там, в мире живых, она выдыхает в последний раз...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+1

12

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Секутор Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

В этот раз мы горим вместе. Мы дрожим вместе. Уже много раз произнесённое - дрожь это хорошо - звучит как издевательство или насмешка над самим собой. Вновь ошпарю этой фразой губы... а потом заберу у тебя твой крик. Крик агонии и боли. Кричи, девочка кричи. Твой крик на вкус как ярость, как ненависть. Заберу себе всё, каждую каплю не разрывая губ. В замен отдам свой. Позволю себе ярость тоже. Миг твоего последнего выдоха разделён на нас двоих и длится вечность. Вечность смотрю в отражение твоих глаз, наблюдая как огонь сжирает мои волосы, кожу и поглощает меня целиком. Ты видишь в моих глазах это тоже? Как твоя красота, а ты была красива в безмирье, да, ты была красива - будет обласкана огнем, как он уничтожит каждую твою тонкую линию, каждую твою черточку. Как превратит тебя, меня в пыль. Мне кажется, я забыл как дышать от боли. Мне кажется, ты не дышала тоже...

...не дышала.

Вернусь в тишину настоящего из всепоглощающего крика. Твоего крика. Моего крика. В момент твоего бездыханния. Туда где комната пропахла потом и болью. Там где на пороге стоит смерть. Ты не дышишь, девочка. Тебя почти нет. Отпущу огонь свечи. В центре ладони расцвел ярко-красный ожог. Нависну над сломанной девичьей фигурой. Коснусь холодных губ. Верну тебе твой крик. Весь до капли. Верну тебе твою ярость. Дай ей свободу. Отпугни смерть стоящую на пороге. Заори на неё так, чтобы скрылась она в тень вместе с другими тенями, ждущими твою слабость.

Удары сомкнутых ладоней в центр тела. Ещё одно касание с выдохом в губы. Капля эфира. Тишина. Посмотрю на часы. Они безжалостны. И, кажется, сговорились с тенями. Я терпелив. Подожду. Всё самое красивое в этом мире делается медленно, не топливо, тихо. Эфир медленно впитается в кожу. Обожжёт язык, теперь уже новым для тебя вкусом. Тело медленно нальется тяжестью. Сердце сделает первый удар. А на кончиках пальцев ты почувствуешь силу.

Но сначала. Крик. Но сначала - ярость.

Девушка, с мокрыми от пота волосами, сидит в центре кровати, смотрит на мир через чёрную пелену. Эфир рисует свой первый рисунок вен на её лице, обласкает хрупкое тело. У девушки поломаны ребра. А слабость тела ещё напомнит о себе. Но сейчас. Сейчас она победила смерть.  Посмотрю на свою ладонь. В её центре метка хозяина. На груди у девушки сияет метка ведьмы.

Она победила. Она жива. 

А сейчас. Сейчас будет расплата. Магистр Мелос наблюдавший за представлением не вставая с кресла. Закурит. Он будет курить. Я буду гореть. Столько сколько горела Изабель в Безмирье. Шесть раз.
Где-то между агонией боли я услышу вопрос Магистра:
— Понял за что?
— Оно того не стоило.
— Оно того не стоило, — согласится он и вернёт меня в круг боли. Рисковать собой ради ведьмы - глупо. Рисковать ради той кто может не до конца оправиться - глупо. Плачу за глупость. Плачу за наглость. Он заберёт нашу связь себе. Он может. Но связь будет крепка. Она слеплена из боли. Потому сотрется память. Об огне, о запахе пепла и гари, о крике. Останутся лишь мазки воспоминаний.
— Вернешь себе если выживешь.
Выживу. Посмотрю на спящую от усталости ведьму. Крысы живучи.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

13

Умирать по-настоящему страшно.

Умирать по-настоящему больно.

Пламя от сомкнутых рук с гулом распространяется по кабинету, окончательно отрезая двоим выход. Пожирает мебель, лижет занавески и гобелены, которыми обиты стены, гуляет по зеркалам и оконным стёклам. В зеркалах калейдоскопом мелькают обрывки воспоминаний Изабель, связанных с этим местом и её разрушенной жизнью. Она видит такие знакомые лица тех, кто уже стали призраками, вечными обитателями сгоревшего дома. Людей в зеркалах тоже пожирает огонь.

Наконец, пламя заключает в свои объятия глупцов, застрявших здесь и решивших сыграть со смертью в салочки. Огонь дарит им боль. Одну на двоих. Мгновение, которое длится вечность.

Изабель видит исчезающих в пламени родных, кричит и бьется. Её крик полон ярости и ненависти к тем, кто уничтожил её семью и разрушил её жизнь. Из хватки Мага она пытается вырваться, чувствуя, как инстинкт и страх велят ей бояться Рата и бежать от него прочь.

Остатки же разума убеждают не сопротивляться. Шепчут, что Маг всего лишь делает необходимое, чтобы вытащить их обоих. Что боль - плата за выход. И он делит её с ней. Ему больно также, как и ей. Его крик такой же яростный, как и у неё. Но помимо ярости Изабель чувствует его силу, тёмную, настоящую. Вбирает её в себя, пока горит. Склеры снова чернеют. В них отражение Мага. Она отражается в его зрачках и наблюдает за тем, как сгорает дотла, заворожённо. Цепляясь за это отражение, как за невидимую связь. Как и за сжатые руки, как и за свой последний, разделённый на двоих выдох.

Мгновение, которое длится вечность, обращает их в Безмирье в пепел. Изабель проваливается во тьму.

Из тьмы её снова вынимает боль и крик, в котором Изабель с трудом узнает собственный голос. Она резко садится в кровати, дышит сипло, часто и прерывисто. Она почти задыхается. Жгучая боль в груди не даёт вдохнуть полноценно. Горло саднит, как и царапины на теле. На искусанных губах вкус пепла, в потемневших от эфира кончиках пальцев новые ощущения. Они приятные, тягучие и уходящие куда-то вглубь тела, но состояние девушки пока что не позволяет сосредоточиться на них полноценно. Она слишком слаба. Всё её тело - сплошной комок боли.

Изабель снова бьет мелкая дрожь, а перед глазами стоит чёрная пелена, сквозь которую при тусклом свете свечи едва различимы силуэты Рата и Мелоса. Оглушённая собственной болью, звуков ведьма не слышит, за исключением одной фразы, произнесённой голосом Рата и согласно повторённой голосом Магистра:

- Оно того не стоило.

На этом воспалённый мозг сжалится над новоявленной ведьмой и отправит её в забытье. Очнувшись, она будет помнить о том, как впервые приняла эфир, заключив сделку с магистром Мелосом. И как очнулась изломанная, со вкусом пепла на губах. Ничего о Рате и практически ничего о том, что было в Безмирье. Кроме вкуса пепла, который она теперь будет ощущать всякий раз, оказываясь там. И той самой брошенной магами фразы, которая заставит её теперь выживать назло самой себе.

- "Оно того не стоило", - неизменно будет вертеться в её голове.

Она не дура. Она прекрасно понимает, что зависит от воли магов теперь всецело. И что эти маги легко избавятся от неё, как только решат, что она слаба и ни на что не способна. Когда решат, что бесполезна. Кроме самой себя у неё теперь не было никого. И не на кого, кроме себя, было надеяться...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+1

14

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Маг Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

[14.04.525] Долгая прогулка...


Прогулка в полной тишине. Девушка ещё слаба, потому позволяю себе идти рядом, чтобы подать руку для опоры если потребуется. Две недели после обращения тянутся медленно, силы в хрупком теле копятся капля за каплей. Голод тоже. Чувствует ли его девочка, может ли объяснить, пока не ясно. Душевных разговоров между мной и Ренье не было. К тишине привыкли оба. Любые попытки коснуться её Безмирья и вспомнить момент обращения, пресекала боль.
На память остался лишь ели заметный шрам на ладони. Один из многих. Копаться и выяснять правду необходимости не было, да и на состояние девчонки это могло отразиться негативно. Потому попыток больше предпринимал.

Магистр Мелос приходил почти каждый вечер, играл роль заботливого отца, балуя подопечную коробками с конфетами и мелкими безделицами, словно она всё ещё была ребенком. Но Мелос точно заметил седые пряди волос на рыжей голове и не по возрасту колкий взгляд - его не заметить было невозможно. Я же выполнял роль надзирателя, выхаживающего больного ребенка. Хоть и видел что от прежней девочки оставалось не много. Прогулки по вечернему саду, стали новым испытанием. Приставленная к Ренье горничная вызывала легкое раздражение своими причитаниями, когда помогала ей с туалетом. Сердобольная женщина была уверена, что девочку обуяла злая болезнь, что доводит людей до истощения. Не это нужно ведьме. Ведьме необходимо восхищение, а не жалость. Нужны те взгляды, что мужчины бросают вслед, те что не дают дышать. Или те что кидают женщины, когда видят соперницу.

Ренье пудрили, чтобы скрыть синяки под глазами, чуть завивали локоны, но слабость сложно закрыть женскими ритуалами. Для сохранения гордости девицы обошлись бы балконом, свежего воздуха предостаточно, но Магистр настоял на прогулках. Моя попытка подбодрить Ренье:
Вы выглядите почти сносно. - Не увенчалась успехом. В Красном доме не учат говорить комплименты.

Вечерний сад, сто двадцать шагов от арки до арки. Каждый шаг - маленькая победа. Зажгутся вечерние фонари. Появятся парочки. В дворцовый сад пускают лишь избранных нобилей проживающих или служащих при дворе. Они обучены не смотреть, когда это не нужно, но имеют глаза на затылке если приглядеться. На Ренуа смотрят. Воспитанница Магистра не может вызывать другой реакции.  Любопытство не восхищённый взгляд, но уже что-то. Ловлю один такой. Любопытство с примесью пошлости, то что нужно. Минутная заминка на тропинке, неловкая пауза, когда случайно задеваю проходящего мимо человека. Он невысок, молод и возможно, хорош собой - Ренье виднее. В руке остается его портсигар. Когда мы доберемся к арке, не дождавшись пока девчонка отдохнет в кресле протяну предмет ей.
— Позови хозяина сюда, — тихо уточню, чтобы девчонка четко поняла задачу. — Уговори это, позвать хозяина сюда.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+2

15

Изабель медленно и молча следует рядом со своим спутником по узкой тропинке дворцового сада. Каждый шаг даётся девушке с трудом, отдаваясь болью в немилосердно сжатые корсетом заживающие рёбра. Ренье думает о том, чтобы эта молчаливая пытка под бдительным взором приставленного к ней надзирателя скорее завершилась. Чтобы скорее настала ночь, и девушка могла вернуться в кровать.

Только ночью, когда горничная гасила свечи и запирала двери, Изабель могла позволить себе слёзы бессилия.

Ведьме казалось, что она страдает от всепоглощающего и сосущего силы одиночества. Ей так хотелось ярких эмоций, танцев, выходов в свет, восхищённых взглядов молодых мужчин и ревнивых взглядов соперниц за будущих женихов. Но из зеркала на неё глядела восемнадцатилетняя старуха с седыми прядями в рыжих волосах, впалыми щеками и огромными синяками под глазами. Выйти в таком виде казалось невозможным. Она теперь уродина, и это навсегда. На неё ни один мужчина не взглянет, а если взглянет, лишь отведёт сочувственный взгляд. Такие мысли делали её существование невыносимым.

Невыносимо душили и жалостливые причитания приставленной горничной, и полное равнодушие Рата. Мужчина молча приходил, делал своё лекарское дело, и также молча уходил. Что от секутора ждать сочувствия бессмысленно, Изабель прекрасно понимала. А, помня сказанную им сразу после её обращения фразу, даже не пыталась заводить с ним разговор, молча глядя мимо фигуры, вечно затянутой в чёрный мундир.

Лишь Магистр чуть скрашивал её недуг, являясь практически ежевечерне с подарками и отеческой лаской. Девушке даже стало казаться, что он хочет загладить свою вину в том, что пришлось заставить её так страдать. Жадно впитывая эти эмоции, Изабель на самом деле хотелось в это верить и слепо тянуться за ним.

Были и странности. Поначалу присутствие Рата рядом приносило девушке внезапную и сильную головную боль. Однажды Ренье, неожиданно дернувшись, даже облила чаем горничную, только поднесшую к её губам чашку. После всё прекратилось также внезапно, как и началось.

И вот прогулка. Седина надёжно прикрыта нарядно украшенной цветами шляпкой. Давящее ощущение от молчаливого присутствия надзирателя рядом и его крайне сомнительного комплимента. Любопытные взгляды. Они повсюду и заставляют чувствовать себя такой же беззащитно обнажённой, как и в моменты лечения.

Ведь "почти сносно" так и вертится у Изабель в мыслях, перемежаясь с "оно того не стоило".

Минутная заминка на тропке, короткий взгляд на незнакомца. Машинальное мысленное "не дурён" и отточенная этикетом скромная улыбка в ответ на любопытный и чуть похотливый взгляд. Белый веер, расшитый серебром, символ невинности и скромности, кокетливо прикрывает лицо, пока ведьма обмахивается, ощущая, как от усилий на лбу выступает испарина. Она чувствует эмоции мужчины, и ей становится полегче. Разминувшись с любопытным красавцем, этого заряда хватает Ренье, чтобы стиснуть зубы и самостоятельно сделать последние шаги к арке и вожделенному креслу в её глубине. Пользоваться мужской поддержкой Рата Изабель себе запрещает. После всего им сказанного она лучше упадёт на эту чёртову тропу без сил, чем попросит его о помощи.

Рат же не щадит её и протягивает портсигар. Его тихие слова звучат, как пощёчина, вызывая у Ренье вспышку неподдельного гнева. Не на ясную суть задачи. На форму, которую выбрал маг, чтобы донести до неё эту суть. Случайно он сделал это, или намеренно, подобное обращение в адрес леди или джентльмена благородного происхождения являлось в приличном обществе оскорблением. А оскорблений Изабель терпеть не собиралась. И хотела дать это понять, впервые за всё время нарушив между ними молчание.

- Довольно! - под её тихий и шелестящий гневом голос, сложенный веер как учительская указка щелкает Рата по пальцам, а портсигар падает в ловко подставленную ладонь, - вы совершенно забываетесь! В Красном доме из мужчин казённой палкой выбивают остатки манер? Или же вы вовсе не знали их никогда? - продолжает она цедить, вертя безделицу в пальцах, а после стягивает перчатки, чтобы коснуться предмета голыми ладонями, на которых ещё виднеются розоватые шрамы, оставленные её ногтями.

- В моём роду не осталось мужчин, способных защитить честь благородного имени Ренье. Мой отец погиб, а брат пропал. Я одна, слаба и нездорова телом, ничего не умею и бесполезна как ведьма, вынуждена полагаться на мужчин. На магов. На Магистра, на вас, быть вам благодарной за исцеление. Пусть вы ко мне жестоки, верно, ни во что не ставите меня, и не считаете, что я справлюсь. Мне всё равно, дело ваше. Делайте что хотите, но обращения к себе, как к низшей прислуге, собаке или уличной девке я не потерплю!

Умолкнув, Изабель касается портсигара и вспоминает его владельца и черты его лица. Думает о том, как было бы хорошо, если бы мужчина оказался здесь. Он правда был молод и хорош собой. Тёмные волосы, зелёные глаза, красивая линия носа и губ. Действия и мысли отвлекают и успокаивают Ренье.

Глаза девушки медленно заливает чернота. Свет фонарей на тропинке тускнеет и лишь голубоватая ниточка тянется от безделицы куда-то вдаль. Ведьма ласково улыбается и нежно проводит по ней пальцем с мыслью, - "приди", - чуть дергает, ощущая, как вибрация передаётся ей самой и приятно затухает где-то внутри тела.

- Глядите? - девушка удивлённо смотрит на мага, пока глаза возвращаются к нормальному цвету. - Вы это видели?

По портсигару пробегают чуть заметные голубоватые вспышки. Изабель разжимает пальцы и безделица падает ей на колени, поверх перчаток. Кто знает, что почувствовал молодой человек, быть может вовсе ничего, наверняка первая попытка девушки была слабовата. Быть может, ощущение нежности и ласки с остаточным чувством, будто бы некая юная леди на него только что крепко негодовала.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+2

16

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Маг Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

Как раз раздумывал, что я забыл. Манеры. Точно!

— Не палкой, — отвечаю проходя в тень арки. Позволю себе легкую ухмылку и небрежность позы, обопрусь спиной о каменную колонну. Меня почти поглотит тень. В свете фонаря теперь только мисс Ренье. Ее черты лица чуть заострятся. Игра света и тени ей почти к лицу. — В Красном доме, есть инструменты поинтересней. И манеры это последнее о чем там вспоминают.

Можно описать особенности работы Красного дома в подробностях. Возможно, маленькой, рыжей мисс было бы полезно послушать. Возможно, рассказ заставил бы мисс думать прежде чем использовать веер не по назначению. Но эту вольность я ей пока прощу. Да и нагонять жути на девочку мне не хотелось. Могло помешать работе. Изабель  и так смотрела на меня толи с досадой, толи разочарованием. А вид её опухшего на утро от слез лица
- начинал утомлять. Не то что бы мне хотелось душевного общения с подопечной. Но слёзы. Слёзы раздражали.

— А к уличным леди, кстати, я отношусь со всем возможным почтением. — Говорю не скрывая легкую улыбку в голосе. — За это они делают приличную скидку, — добавлю я. Возможно, личные откровения вызовут у Ренье раздражение или брезгливость. Но за две недели это был наш первый диалог похожий на беседу. И первая более менее яркая эмоциональная реакция от ведьмы. Если далее она будет чуть жеманно поджимать губы или смотреть с брезгливостью, это будет что-то новое. Это будет лучше, чем слёзы.

Пропускаю мимо ушей её тираду о печальной судьбе её дома. Я прекрасно осведомлен о её истории. И прекрасно понимаю всю тяжесть бытия, что свалились на хрупкие плечи девушки. В ответ я промолчу. Сухое "соболезную" из моих уст будет большем оскорблением, чем переход личных границ. О которых так разволновалась Ренье. И, возможно, соблюдение оных, действительно даёт ей ощущение толики безопасности, которую у неё забрали....

— Я вас услышал. Постараюсь впредь быть более щепетильным в вопросах...манер.

Понимаю, что выстраивать общение только на провокации не лучший выход. Потому с интересом жду того как Ренье справится с задачей. Дотронуться до её Безмирья я не могу. Потому её потенциал остается для меня загадкой. Ответом мог стать как интерес Магистра к юной ведьме, тот не привык тратить время на бесполезные игрушки, так и то как быстро Ренье покажет свои навыки... без последствий, конечно.

Свет фонарей чуть замигает, между вспышками света лицо ведьмы изменится, станет серьезным не по возрасту, глаза покроет чернота. Девочка касается Безмирья. Осторожно, словно с предвкушением ребенка дотронется к завернутому в упаковку подарку. Я же глубже ухожу в тень, смотрю на девушку, через золото глаз. Вижу линии связи вещи и её хозяина. Каждая линия это воспоминание владельца о предмете. Можно дотронуться и отследить, где портсигар был куплен, с какими мыслями его касались, если прислушаться и шагнуть глубже, можно услышать слова сказанные рядом, они обрывочны и слышны будто через толщу воды. Но каждая струна тянется к Безмирью хозяина, удерживаемая тем интересом, который вызвала Ренье у него при встрече.  Встреча была коротка, но её достаточно, чтобы отправить нужный сигнал. Тихое "приди", тонкая вибрация, которую отправит ведьма. Он услышит. Это видно по яркой вспышке, это видно по устойчивой связи от вещи идущей к своему хозяину.

Девочка удивлена, рада. И выглядит куда вкуснее чем ранее. Я киваю на её вопрос. Видел. Глаза мои всё ещё светятся желтым.
— Не дурно. — произнесу. И проведя взглядом по связи, что наладила Ренье между вещью и хозяином, добавлю, — очень не дурно.
Теперь, я сморю и на ведьму чуть по другому. Теперь, мне становится любопытно её Безмрье. То что скрыла защита Магистра от моих глаз. То что нельзя было добыть без моей боли...и боли Ренье. Такую защиту можно пробить только через добровольную связь.

"Я одна, слаба и не здорова телом, ничего не умею и бесполезна как ведьма" - звучит в голове ранее сказанное. И мне кажется я улавливаю как можно наладить связь и обойти защиту. Не причинив лишнего неудобства.

Подойду ближе. Вновь позволю бесцеремонно нарушить границы. Присяду рядом так, чтобы наши лица были на одном уровне, так ведьме не придется задирать голову. Со стороны кажется, что секутор лишь обеспокоено интересуется самочувствием подопечной. Я буду говорить тихо, но доверительно, будто рассказывая секрет:
— Вещь была украдена. Связь будет держаться от силы пару дней, пока владелец о ней не забудет. Но то что было вручено вам лично, то во что пришлось вложиться ради вас. Будет похоже на... дополнительный источник. Дополнительный якорь вашей связи. Через него можно попытаться отправить тоску, видение или наваждение о вас. Понимаете?  — я говорю с ней как с тем кто может понять. Как с тем кто этого достоин. Говорю не скрывая интереса.  — А это можете оставить у себя, — киваю на портсигар, — на память о втором успехе.
В доказательство сказанного, на тропинке появляется объект эксперимента. Он идет ведомый призывом. Он разыскивает взглядом потерянную вещь. Уверен, если подойти к нему и заговорить, что будет страшным нарушением протокола и манер, которые так ценит ведьма - он даже не поймет как вернулся, забыв обо всем на свете кроме важной для него потери.

Я же встаю, протягиваю Ренье руку в перчатке, предлагая опереться на неё, чтобы подложить прогулку. После прикосновения к Безмирью девочка может испытывать слабость.  И головокружение это не самое страшное из последствий. Но помню - девушке страшно не хотелось обращаться за помощью и показывать  слабость. Потому чуть склоню голову, и произнесу тихо:
— Довольно Изабель, вы пока слабы. А я рядом, чтобы помочь. — я держу ладонь, и даю время принять поддержку... — Будем считать вы окажете мне честь.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

17

Пока Рат рассказывает о Красном доме и своём отношении к уличным девицам, на лице Изабель не возникает никаких реакций в ответ на эту совершенно неприкрытую провокацию. Ни поджатых губ, ни осуждающего взгляда, ни даже негодования внутри. Она молча крутит в руках портсигар и понимает, что сказанное не задевает её никак лично. Ведьма чувствует, что ей абсолютно всё равно, как и где приставленный к ней секутор, взрослый мужчина, проводит время своего служебного долга и досуга. И ей совершенно не интересны финансовые подробности.

- Благодарю, - произносит ведьма в ответ на обещание мужчины постараться впредь вести себя с ней прилично, отмерив ему ровно той степени улыбку вежливости, которую велит в подобных случаях этикет. И более не планирует заострять на этом внимание.

Её новые, ещё совсем не распробованные возможности, ради обретения которых Изабель встала на этот, вероятно очень скользкий путь, завладевают вниманием ведьмы куда более, чем перебранки, которые она в принципе находит скучной и пустой тратой времени. Девушка очень внимательно и с неподдельным интересом изучает тонкие нити воспоминаний, что хранит портсигар о его хозяине. Думает о том, как это удивительно и красиво. Водит пальчиком по связям, отслеживая их, и даже пытается прислушаться к голосам. Пока что выходит не очень, но ведьма не унывает. Её заметно воодушевляет то, что она видит и ощущает внутри. Изабель даже почти забывает о грустных мыслях по поводу своего нездравия и непригодности. И уже вовсю воодушевлённо думает о том, как станет сильнее и непременно попробует ещё, нужно только выздороветь поскорее.

Довольная улыбка появляется на лице Изабель, когда Рат её хвалит. На такое ведьма, с детства привыкшая к похвале и комплиментам, весьма падка и даже не собирается это скрывать. Смотрит секутору в глаза удивлённо, отмечая жёлтый цвет.

- Ваши глаза, Мастер Рат... Они тоже меняют цвет. Интересно, - спустя паузу ведьма всё таки решается полюбопытствовать, вспоминая, что природный цвет глаз у него голубой, как и у неё, - но у вас становятся жёлтые, а у меня чёрные. Почему так? От чего это зависит?

Секутор снова позволяет себе нарушить границы между ними, но на этот раз Изабель его не отталкивает. Её глазами, он делает это для её же удобства, а тон мужчины даёт понять, что речь пойдёт о чём-то крайне важном для её навыков. О том, что она должна понимать. И ведьма понимает. Улыбается, прокручивая те приятные ощущения, что возникли в теле в момент установления связи с обронившим портсигар молодым человеком.

- Возможно ли как-то упрочить эту связь? Через похищенный предмет? - спрашивает ведьма, снова проводя по вещице пальцами и наблюдая, как объект эксперимента, появившись на тропинке, явно ищет потерянное в траве. Прятать портсигар в сумочку Изабель не спешит, желая всё же вернуть вещицу владельцу. Кладёт в один из кармашков юбки, предназначенных для мелочей, - я бы не хотела оставлять его у себя. Он беспокоится, я это чувствую, мне от того тоже тревожно, - ведьма снова улыбается и надевает перчатки, - то ощущение от него было приятнее. Предыдущее.

- Благодарю, - произносит Изабель, вскидывая короткий взгляд на секутора. Смена линии поведения мужчины её настораживает, но она и впрямь не в том положении, чтобы отказываться от его помощи. Слишком слаба, он совершенно прав. И навряд ли сможет подняться из кресла и держаться ровно, не опираясь на протянутую руку.

Поддержку ведьма принимает, и впрямь ощущая легкое головокружение. Перед глазами мелькают мелкие мушки, но Изабель усилием воли держится стойко и улыбается, давая понять, что пожалуй, готова продолжать.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+2

18

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Маг Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

Любопытство и интерес. Немного, но почти достаточно. Можно потянуть тонкую, не осязаемую нить. Цепляюсь за неё осторожно, бережно, чтобы не оборвать Возможно, если связь упрочится - любопытство будет тем самым ключом, который и откроет Безмирье Ренье, безболезненно. Без последствий как для меня, так и дня неё.

— Безмирье. Пространство между мирами. Мир снов, фантазий...правды. — Отвечаю Изабель на вопрос о цвете глаз. Помогаю девочке встать. Даю пару минут привыкнуть к головокружению, прежде чем мы покинем беседку. — Вы касаетесь начальной границы первого слоя, дальше опасно....дальше смерть. Я проникаю глубже. Думаю, цвет глаз связан с этим. Других желтоглазых мастеров я не видел.

Расскажу ровно столько сколько Ренье может быть полезно знать, умалчивая об своих ощущениях, что появляются, когда соприкасаюсь Безмирья. О том возбуждении, что пронизывает тело. О том зове, что затягивает в глубину. О спокойствии, которое оно обещает. Говорить об этом, пускай и в рамках ознакомления, - подпустить в чуть более личное. Подпустить намного ближе чем разговоры об уличных девушках и интимном время провождении. Но построение любой связи - требует плату, потому дам столько сколько могу. Да и вопросы, Ренье задает вполне логичные, хоть и с непосредственностью ребенка, который открывает для себя новый мир. Задумываюсь на секунду, что за время восстановления, Изабель не дали никакой информации ни о её состоянии, ни о том какие изменения могут теперь проявляться в ней. А это чуть больше чем физиология. Это жажда, это голод. На минуту позволяю себе посмотреть на девушку...по другому. Не как на ребенка, которой покровительствовал Магистр, не как на подопечную, которой нужна была медицинская помощь. А как может посмотреть мужчина на молодою, красивую девушку. Полные губы, нежная кожа, тонкая фигура. Рано или поздно из неё созреет красивая женщина...и опасная ведьма. Я отметил взросление девушки после обращения, её взгляд, её поведение - но упустил то что было на самой поверхности. Будто подтверждая мои мысли отмечаю, что Изабель притягивает внимание мужчины у которого был позаимствован портсигар. И он точно не упускал ничего, пока дырявил фигуру Изабель взглядом, изображая из себя статую посередине сада. Его любопытство и интерес читался в его Безмирье так явственно, что не пришлось даже налаживать связь.

— Через украденную вещь нет. Подаренную, отданную, пускай и через обман, или интерес, который вы вызываете. Свобода воли. Нарушение её плачевно. И болезненно. — Специально проведу маленькую мисс мимо квадратной челюсти, новоявленного ухажера, чтобы они могли обменяться взглядами. — Вы можете упрочить связь сами. Для этого вам нужно быть собой. Собой новой. Ведьмой.

Мы замрем на тропинке. Леди могло стать плохо. Паузы в неспешной прогулке нормальны. Мы остаемся в поле, которое создал мужчина и женщина понравившиеся друг-другу. Оно ярче, томительней, осязаемей чем рождённое в обычных подобных ситуациях. Я могу прикоснуться его. Но останусь за границами. Теперь я задам вопросы:
— Чувствуете? На что похоже? — знаю вопрос не ловкий. Даже интимный. Как может описать молодая девушка почти незнакомому и, возможно, не приятному ей человеку...возбуждение? Возбуждение удвоенное в десятки раз, жаждой или голодом. Но если она и не ответит. Я все прекрасно вижу и сам. И румянец на щеках, который проявится. И дыхание, которое замирает в груди. Это красиво. От этого будут сходить сума.

Брошу последний взгляд на смотрящего в нашу сторону мужчину, сдержусь не отправить по его следу парочку голодных духов. И уведу Изабель в её покои. Где её ждет капля эфира. Перевязки. И причитающая нянька.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

19

- Безмирье - это пространство между мирами? И миров много? Вы уже видели другие? - удивление девушки неподдельно, как и заинтересованность в её голосе и взгляде, которым она теперь смотрит на мужчину. Взгляд заметно теплеет, а голос становится более мягким и мелодичным.

От былого гнева остаётся лишь заглушённая прочими эмоциями настороженность, которая как подвешенный арбалетный выстрел, может напомнить о себе когда-нибудь в подходящий для того момент. Характер Ренье таков, что отходит она быстро. А Мастер Рат начинает ей импонировать тем, что у них находятся общие темы для разговоров, выходящие за рамки обыденных придворных бесед за чаепитием или картами. Скучных, похожих, как ей кажется, одна на другую. В светских сплетнях меняются лишь люди и декорации. Да и те через раз.

- Я знаю, что женщина не может стать  магом, - говорит она с лёгкими нотками грусти, - слишком слаба телом и духом, чтобы вынести ношу, которую вынесет не каждый мужчина, - продолжает она с мягкой улыбкой, чувствуя, насколько же хочется удовлетворить любопытство, сделав шаг за весьма осязаемую грань. И всё же, Изабель не считает, что женская доля ведьмы как-то её обделяет. И, выбрав эту долю как возможность хоть на толику приобщиться к тайнам магии, подвергать сомнению авторитет мужчин на этом поприще не собирается.

На какое-то время девушка умолкает и переносит практически всё своё внимание на усилия для того, чтобы опираясь на руку Мага продвигаться по тропинке так, чтобы держаться притом с достоинством здоровой леди. Поддержка мужчины значительна, но боль в рёбрах всё ещё напоминает о себе. Украшенный вышитыми цветами корсаж пусть и подчёркивает и без того тонкую талию ведьмы, лишь добавляет ей страданий. Зато даёт время подумать над словами Мага до следующей остановки.

- Значит, за гранью первого слоя смерть? - уточняет Ренье и поднимает голову чуть вверх, чтобы смотреть собеседнику в лицо. Случайно встречает его взгляд. Недолгий, но тот самый, мужской. Невысказанные слова замирают на губах, дыхание сбивается, зрачки чуть расширяются, а щёки заливает краска смущения. Ведьма отводит взгляд и обмахивается веером, глядя вперёд, чтобы скрыть внезапное волнение. Находит потерянные было слова, - вы храбрый человек, Мастер Рат, раз не боитесь идти смерти навстречу. Я боялась, когда пила эфир в первый раз. А что было потом, не помню. Помню только, как проснулась и было больно. И вспоминать больно.

Ведьма переносится воспоминаниями в день своего обращения, а вернее, в момент крайне болезненного пробуждения от него. Чтобы лишний раз не забываться и напомнить себе о том, о чём ей всегда следует помнить:

- "Оно того не стоило."

Усилием воли улыбается снова, слушая об украденных и подаренных вещах, о свободе воли и её нарушении. Быть собой. Новой собой. Это главное сейчас. Она попытается.

Ведьма останавливается и долго смотрит в глаза мужчины, потерявшего портсигар. На её взгляд, он весьма недурён и, возможно, даже не глуп. Изабель подмигивает ему, кокетливо прикрываясь белым веером перед тем, как покинуть сад и направиться в покои. Его ответная реакция не заставляет ждать. Ренье позволяет этим потокам коснуться себя, ощущает, как на эту энергетику само собой откликается её тело. Как жадно впитывает и требует ещё. Сильнее. Больше. Как притом заглушается боль, и ей становится легче, шаги становятся крепче, увереннее. Ведьма прикрывает чернеющие глаза и слушает вопросы Рата. На удивление, они не вызывают у неё отторжения или неприязни. Напротив, ею овладевает желание пошалить и ответить весьма подробно, делая вид, будто описывает лекарю симптомы.

- Я чувствую. Вам любопытно, что чувствует ведьма? - Изабель улыбается и кладёт ладонь поверх корсажа, поясняя, - странные ощущения. Непривычные. Очень приятные. Сильные. Сладкие, тягучие. В животе, в бёдрах. Похоже на тепло, на напряжение, которое ищет выход. На удары молнии иногда. Сердце бьется сильнее. Становится жарко, - добавляет она и снова достаёт веер и обмахивается, - кажется, я не могу это контролировать. Оно возникает само собой. Но немного затихает, если мы от него отходим.

Она пожимает плечиками и запускает руку в карман, прокручивая портсигар и сравнивая обе свои реакции между собой. Ту внезапную вспышку от столкновения взглядами. И ту тягучую закономерность, которой жадно откликалось на взаимодействие с Безмирьем незнакомого мужчины её тело. Лёгкая усмешка касается губ девушки. За усмешкой скрываются мысли, которые она пока что предпочтёт держать при себе.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+1

20

[nick]Скотади-Мелос-Рат[/nick][status]ученик мага у трона[/status][icon]https://i.ibb.co/SPy964k/dL3ROH0.jpg[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Секутор III ступени</a>, УМЕР В 5 Y.E </div> <div class="lzclan"><a href="ссылка на клан">-Маг Красного Дома-</a></div>
[/lzv]

— Да, процесс обращения может быть весьма болезненным, — отвечаю кивая. Девушка подтвердила, мои предположения о том что на её воспоминания об обращения стоит блок. Остается лишь, догадывается почему и у меня возникает жгучая боль, сравнимая с ощущением ожога на коже, каждый раз когда я хоть немного пытаюсь коснуться тех её воспоминании. Возможно, воспоминания стали общими? Хотя, ответ очевиден - в безмирье произошло то, что мне пока знать не положено. И ей. — Я помню свое обращение. Это тоже было...неприятно.

Подробно рассказывать желания у меня не возникает. Но я ловлю себя не мысли, что девочка, считала мой интерес. Ведьма заливается краской в ответ. Отводит глаза. Запинается. Чуть приторможу и отведу взгляд. Давая Изабель возможность собраться. Да-да, не стоит забывать манеры. Потешить самомнение мне не дает лишь понимание процессов. Для Ренье практически любая эмоция или реакция, идущая от собеседника, будет интереса. Скорее всего меня сейчас...попробовали. Жаль, я мало питательный. Другое дело индивид в центре сада. Он дает в ответ больше чем просто эмоции, он дает силы, энергию. Было бы полезно объяснить девочке разницу, но в красном доме из мужчин выбивают остатки манер. Я и так собрал последние крохи. Потому, когда ведьма перечисляет свои ощущения вызванные шкафо-образным, с описанием жара во всех нежных частях тела. Вновь позволю себе пробежаться взглядом по самым красивым девичьим прелестям. Шее и губам.

Но улыбку похотливого извращенца, - придется попридержать, во-первых, веер всё ещё в руках маленькой мисс, а я уже понял что это грозное оружие, особенно если применяется против мужского эго. Во-вторых, нам с Ренье ещё предстоит менять её повязки. Не хотелось бы добавлять к вынужденной неловкости еще и стыд. От того переключу своё и её внимание на вопросы, которые девушка задала раннее.

- Нет...- Новая информация, видимо, очень впечатлила молодую Ведьму. - Другие миры мне пока не известны. - Кажется, что, пытаясь, объяснить я запутаю Изабель ещё больше. Но понимаю, что оставлять девушку без ответов вовсе означает лишь усугубить её волнение неизвестностью. Мне сложно подбирать слова к тем процессам, которые были для меня естественны. Раздумываю пару минут, как лучше объяснить.

Безмирья я коснулся в детстве, сейчас мне с трудом дается вспомнить какие ощущения были тогда, какие вопросы занимали мою голову и какие ответы я получал. Будущих магов бросают в это состояние, удастся всплыть - отлично. Нет - что ж бывает. Но через практику, многие вопросы отпадают сами собой. Да и в черных башнях хранятся книги, которые можно изучать годами. Язык Первых хоть и сложен на первый взгляд, но поддается для изучения, особенно если от этого зависит личное существование мага. Как все это объяснить девушке, за одну прогулку в парке?  Да, проводник для Ренье из меня выходил не самый лучший. Я лишь отмечаю для себя с каким интересом она открывает для себя новое. В её глазах вместо привычной апатии и отстранённости появляется любопытство и азарт, игнорировать которое мне не выгодно:
- Безмитре мир снов, мыслей, ощущений. Ничто рожденное в этом мире, не исчезает. Оно фиксируется в невидимом для обычных людей мире, и доступно для таких, как мы. Для кого-то больше, для кого-то меньше. Маги могут проникать на разную глубину, управлять процессами. Ведьмам доступна первая граница, дальше тело может не выдержать, а сознание - ваши чувства, эмоции, сны, мысли... ваша суть. Будет поглощено безмирьем. Вы останетесь там.

Прекрасно. У девочки сегодня будут добрые, позитивные сны. Выдохну чуть обреченно.
- Это сложно. Проще показать. - Уже могу предсказать реакцию на сказанное, ещё одной чередой вопросов. Потому сразу добавлю. - Я вам всё покажу. И всё расскажу. Когда вы окрепнете...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

21

- Даже если моё обращение и было болезненным, - Изабель снова пожимает плечами. Её взгляд становится целеустремлённым, а между чуть сведённых бровей пролегает еле заметная складочка. В голосе мелькают упрямые нотки, - мне интересно, как это происходило. Я бы хотела знать. Я бы хотела помнить об обращении, как помните и вы о своём. Но, каждый раз, когда я пытаюсь в себе копаться, голова болит. Вот здесь, - кончиком сложенного веера ведьма легко касается виска, - почему так?

Вопрос не требует ответа, и скорее лишь подчёркивает её эмоции по этому поводу. Растерянность, расстройство. Изабель прекрасно понимает, что вероятнее всего ответ на вопрос Рат не даст. По крайней мере, сейчас. Пока она ещё слаба. Пока она окончательно не сформировалась. Пока она ни телом, ни духом не готова двигаться дальше.

Вызванное действием связи возбуждение сходит на нет, едва они оказываются за пределами сада, оставляя за собой лишь лёгкое послевкусие за которое, как ведьме кажется, можно потянуть, как плохо натянутую струну. Она непременно попробует это сделать чуть позже. Изучить, упрочить эту, несомненно вкусную связь.

Изучающий взгляд секутора, скользит по её фигуре в ответ на откровения об ощущениях. Изабель ловит его в тот момент, когда Рат останавливается на её губах. Смотрит ему прямо в глаза и снова ощущает, как жар смущения приливает ко щекам вперемешку с щекотливым ощущением внутри, устремившимся на застрявшем выдохе от груди вниз. Ведьма заставляет себя не отводить взгляд на этот раз, а вместо того изобразить на лице милую и понимающую улыбку, - "прошу меня простить", - говорит её развернутый веер, то самое грозное оружие против мужского эго, и её сложенные под ним руки. Она будто бы извиняется за свою шалость, думая, что наверное, ей не следовало поддаваться на провокацию мужчины и дразнить его своим настолько откровенным ответом. Но, ей уж очень захотелось позволить себе несдержанность.

Ведь Ренье при дворе не первый день, и даже не первый год. И с подобными взглядами в свою сторону сталкивается далеко не впервые. Рассчитывая на выгодный брак единственной и любимой дочери, её приучали к тому, что женщина должна уметь нравиться мужчинам. Обучали принимать знаки внимания и реагировать на них соответственно обстоятельствам и этикету, гласному и негласному. Опека Магистра ничего не изменила в этой ипостаси её воспитания. Нанятые гувернантки прекрасно справлялись со своей ролью. От того и странным для самой себя ведьме было ощутить это самое смущение там, где казалось бы, давно выработалась привычка к подобным взглядам, пусть обычно, благодаря следованию манерам, они бросались мужчинами украдкой. Да и оставшийся в саду джентльмен своими взорами, если и заставил её лицо покраснеть, то близко не от смущения.

Над этим она подумает позже, когда снова останется в ночной темноте, наедине с собой. А пока что, по пути в свои покои, внимательно и с интересом слушает Мастера Рата и его объяснения о Безмирье. Изабель нравится чувство вдохновения, которое она испытывает, когда маг говорит о том, что Безмирье недоступно обычным людям, но доступно таким, как они. Пусть ей, ведьме, женщине, будет доступно и позволено немногое из того, что доступно ему. Особых вопросов больше не задаёт, будет ждать и делать всё для того, чтобы окрепнуть, раз Рат обещает показать ей всё позже. По мере приближения к покоям беседа, которая не предназначена для ушей посторонних, практически сходит на нет.

Но, для Изабель теперь вечность - не срок. Она улыбается и верит, что дождётся.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+2

22

[11.11.528] Скорбим и платим


Тишину глубокой ночи нарушит еле слышный скрип неприметной двери. Зачарованный замок щелкнет сам по себе, впуская рыжую гостью, которая, наконец-то, решает воспользоваться давно выданным ей приглашением. К удивлению самой Изабель, за три с лишним года дорогу в старое убежище Рата она не забыла.

Ее встречает знакомый запах старого дерева, пчелиного воска, книг и замершего времени. Разве только запаха дегтя стало меньше, а пыли побольше. Возможно, хозяин скромной обители давненько в ней не появлялся. Ведьма притворяет дверь, которая снова щелкает замком, давая Изабель понять, что никто посторонний не нарушит ее уединение.

Леруа кладет папку на стол, с ногами забирается в кресло, закрывает глаза и наконец-то дает волю слезам, буквально сбрасывая напряжение последних месяцев. Она и не помнит толком, когда по-настоящему плакала с того дня, когда Магистр привязал к ней в качестве слуги душу первого убитого ею мужчины, а с Мастером Ратом велел попрощаться, как и с детскими иллюзиями, оставив перед глазами воспитанницы лишь суровую реальность. Маги не заключают сделки без выгоды. Маги всегда остаются в плюсе.

Ведьма вздыхает:
- "Так или иначе, ты будешь служить магу", - эхом в сознании еще не утерянным на Грехе голосом Рата звучит подтверждение невозможности свернуть с единожды выбранного пути. И сейчас, видя всю картину целиком, она понимает, насколько ей повезло, что Рат рискнул собой, попытавшись вытащить ее из Безмирья, хоть и предоставив своеобразный выбор без выбора. Ведь мог просто бросить ее там.

- Оно того не стоило, - негромко произносит девушка в темноту, повторяя ту самую фразу. Первую, что услышала, очнувшись после обращения. Фразу, которая стала стимулом доказать и показать. Доказала ли, она не знала. За прошедшие годы убитых стало пятнадцать. И это только те, чьи души были ею захвачены. Чтобы ведьма могла жить, кто-то должен умирать. Регулярно. Со временем она привыкла, и чужие потери перестали ее волновать. Это к своим потерям привыкнуть было сложно, да и невозможно, как казалось. А еще сложнее понимать, что столь долго и с надеждой разыскиваемый родной брат может оказаться одним из тех, кем с удвоенным аппетитом порой приходилось закусить. Или вовсе быть связан с преступниками, с полукровками, виновными в гибели их семьи. Мысли об открывшемся прошлом и связанном с ним настоящем хаотично роятся в голове девушки. Она чувствует, что ей нужно успокоиться, заземлиться прежде, чем что-то предпринимать.

Слезы потихоньку прекращаются, и Изабель возвращается в реальность, зябко передергивая плечами. Ее теплая одежда так и осталась лежать в кабинете Магистра, а эта обитель, как и в старые добрые времена продувалась всеми ветрами. Тем не менее, уходить ей не хочется. Чувство безопасности, зерна которого были посеяны в прошлый раз, дало уверенные всходы.

Девушка решает разжечь камин, что ей удается после нескольких неловких попыток. Расчищает себе от книг и пыли пространство, чтобы расположиться перед огнем на вытащенных из кресла подушках. Деятельность всегда была для рыжей лучшим способом отвлечься и потихоньку привести себя в равновесное состояние. Ведьма достает из сумочки маленькую склянку с эфиром и, закрыв глаза, отпивает половину, словно заново смакуя на языке вкус пожарища. Усмехается, понимая теперь, почему для нее он ощущается именно так. Задумывается на секунду, не из крови ли ее братца он получен? Чуть морщится.

С губ рыжей срывается тихий стон. Она чувствует легкое возбуждение. Ощущает, как эфир расходится по крови, легкими мурашками под белой кожей, украшая ее черным рисунком выделившихся вен. Когда склеры глаз ведьмы окончательно скрывает тьма, она берет нож и принимается аккуратно чертить сигилы на каменных плитах. Поверх них клубками ложится черная дымка, приобретающая вид тонкого кружева, связанного с ведьмой пульсирующей дымчатой пуповиной. Господин Леруа неплохо отобедал сегодня, теперь можно начать работать над его формой.

Отредактировано Изабель Леруа (2024-04-04 11:01:52)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+2

23

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/708116.jpg[/icon]

— Запомнили дорогу? Я бываю там не часто... но если захотите насладиться уединением, книгой …ванной, двери моей обители для вас открыты.

Ведьма дорогу запомнила. Почувствовал её присутствие в убежище и я. Замки печати тут же сообщают о наличии гостьи в месте почти забытом. Я был там за последние пару лет всего пару раз, чтобы забрать книги и оставить пару не нужных вещиц. Дам Изабель время... дам его и себе. Прежде чем вмешаюсь в её мир безопасности. Для начала размещу в воспоминаниях пазлы забытой картинки её обращения. Вспомню, хрупкость той что лежала в горячке. Вспомню, тонкое и от чего-то вкусно произнесенное ей в безмирье тихое - мерзавец... Вспомню пожирающий плоть огонь. И то как под его лаской таяло, исчезало хрупкое лицо Изабель. Мы горели вместе.

Хрустальный, тяжелый графин с виски Магиста захваченный с собой - добавит к образу незваного гостя каплю...галантности или пошлости как посмотреть. Алкоголь не раз был третьим лишним в самых разных диалогах. Сложных диалогах. Возможно, его компания и в этот раз будет некстати. Но я решил побыть немного пьяным, после всей суматохи последних дней. Да и на спиртное так удобно пенять в случае сказанных глупостей, что я беру его с собой как адвоката... себе или Ренье, и расстёгиваю пару надоедливых пуговиц камзола, словно собираюсь домой после очень тяжелого дня.

От ночи уже откушен приличный кусок, когда моя рука нажимает на ручку двери и та открывается беззвучно. Любые произнесённые слова кажутся не к месту. От того молчу встречаясь взглядом с Изабель. Любой дознаватель Красного Дома знает - нет лучшего начала диалога чем тишина. Не хочу играть в угадайку и перебирать настроение Ведьмы, достаточно посмотреть в её лицо и заменить следы высохших слез. Расстроила ли её папка с "наследством" Магистрам или боль от воспоминаний об обращении... захочет скажет сама.

Графин с янтарной жидкостью поставлю на каменную плитку - ровно там где расчерчены сигилы. Буду считать это приветствием. Тихим, звенящим, чуть горько-опьяняющим. Ведьма создала себе уютную норку возле камина, пробегусь взглядом по подушкам, огню в камине, но присаживаться рядом не спешу. Подожду приглашения.

Можно было бы оставить глупую затею с визитом и дать ведьме отдышаться. Обсудить все завтра, на трезвую голову. На рассвете всё кажется размеренным, продуманным, взвешенным.... Но по ночам - появляется иначе, становится честным. Настоящим. Хотелось ли мне этого настоящего. И готова ли была Бель к честности - узнаю чуть позже.

Осмотрюсь... Здесь почти ничего не изменилось. Но от чего-то место казалось больше. А Изабель при нашей последней встрече меньше. Мой взгляд возвращается к девичьей фигуре, к её лицу. Девчонка выросла. Стоит вспомнить о манерах, дать леди время принять моё вторжение. Но где я и где манеры? Смотрю больше чем бесцеремонно, больше чем следует. Делаю то что хотел сделать в экипаже - взглянуть какой она стала, заглянуть под траурную вуаль. Сейчас вместо нее капли мелких пуговиц на черном одеянии, такие застегивают камеристки с помощью тонких крючков. Без помощи их не расстегнуть только если порвать. Прикасаюсь пальцами к метке в центре своей ладони. Провожу по ней будто по ряду пуговиц. И знаю что там под замурованным шелком, моя...моя печать. Облизну губы вспоминая как хотел касаться её языком. Мою печать. Мою ведьму.

Это не похоть. Это иное.
Пьяневшее без виски Магистра. Безграничное. Чувство обладания.
Я закрываю глаза на секунду. Чтобы разместить в теле понимание, что мне нравится ей обладать.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

24

Тонкое черное кружево распускается на нити, ведущие к центру замкнутой магическими символами площадки. Плетение за плетением из этих нитей появляется будущая форма твари. Пока виден только силуэт. Каркас, который напоминает паука. Нужно не просто заставить душу принимать эту форму по желанию ведьмы, но и суметь вытащить сущность в этой форме из безмирья в настоящее, научиться ее фиксировать и скрывать обратно тогда, когда это потребуется. Работа предстоит немалая и Изабель еще не успела проделать ее даже на треть.

Ведьма сосредоточена и не сразу замечает, что теперь в убежище не одна. Она буквально затылком ловит ощущение, что за ней кто-то наблюдает. Поворачивается и пересекается с Ратом взглядом черных провалов глаз. Чуть склоняет на бок голову, глядя будто бы пристально, а затем попросту возвращается к работе. Ее явно слишком поглотил процесс, чтобы отвлекаться от него сейчас на что бы то ни было.

Графин с виски неожиданно с легким звоном приземляется прямо в центр композиции, на едва начавшую сформировываться паучью фигуру. Изабель замирает. Фигура, дымка, кружево, все исчезает. Остаются только сигилы и графин, нелепо торчащий среди них. Изабель вздыхает, негодуя за небрежность к своей работе. Злится, вспоминая, что Рат говорит голосом Магистра, его тень выглядит как тень Магистра, он курит как Магистр и вот! Пьет его виски. Ведьма злится на недосказанность, которая торчит между ними корявой веткой, когда ей хочется прежней легкости и непринужденности в общении.

Все это, вперемешку с аккордами из прошлого, обрушивается на девушку слишком внезапно. Она не успевает разложить все по понятным для нее полочкам и выбрать стратегию, как она привыкла это делать, общаясь с Магистром и совершенно не привыкла, общаясь с Ратом. Она не понимает, нужна ли ей вообще теперь стратегия?

Единственное, что Изабель понимает прекрасно - она должна принять этого мужчину таким, какой он есть. И в душе не чувствует никаких к тому противоречий. Понимает, что злость пройдет. Понимает, что за три года ничегошеньки не забыла и даже на самом деле не попрощалась, как велел Магистр. Просто сложила все в памяти в девичий ящик с секретиками и заперла на ключ, который не доставала до сегодняшнего дня. Весь вопрос в том - открывать ли, или так и оставить в этом ящике?

Изабель медленно выдыхает и дает себе пару секунд на то, чтобы вернуть глазам природный цвет и дать почерневшим венам на лице и теле скрыться. И только затем снова оборачивается на хозяина пристанища.

- Забавно, - говорит она мягко, но допускает чуть ехидную улыбку. - раньше вы хвалили меня за успехи, Мастер Рат, и переводили мне книги с языка первых. А теперь? - ведьма легко разводит руками, глядя на графин, а потом переводя взгляд на мужчину. - вы хотите, чтобы я это выпила? Я выпью, если вам будет угодно, - говорит Изабель, осознавая, что ей страшно это пить, - паук из господина Леруа все равно бы сегодня не вышел. Я не в лучшей форме для работы. Но очень хотела бы вернуться к нашим занятиям. Хочу попросить вас снова меня обучать.

Присесть рядом она мага не приглашает, поскольку встает сама. Пока встает, снова ловит его взгляд и снова это ощущение будто бы его касания к телу под рядом наглухо застегнутых пуговиц. Ведьма чуть замирает снова, чувствуя как краснеют щеки и уши, и смотрит в глаза магу, дублируя его жест, проводя по глухим пуговицам кончиками пальцев.

Девушка подхватывает виски и пятится назад, упираясь в стол. Память снова подкидывает картинку из прошлого, вызывая легкое ощущение подкашивающихся коленок. А разум снова напоминает, что прежде, чем передать бразды правления чему-то другому, должен состояться серьезный разговор. Разум Изабель посылает в Бездну и откупоривает пробку.

- Нет. Не если вам будет угодно, а я хочу попробовать, - снова улыбаясь, на этот раз веселее, и делая хороший глоток. Морщится, - кажется это и правда слишком, - произносит ведьма, стараясь пореже дышать. Чувствует, как клятый виски жгучим огнем разливается по венам и ударяет в голову моментально. Но с тем же добавляет храбрости. Изабель хихикает и ставит графин на стол.

- Так вот. Дом. Магистр отжаловал мне восстановление дома Ренье, - говорит она вдруг, внимательно глядя на мужчину, - в папке купчая на земли, план по восстановлению, все оплачено, осталось только назначить встречу архитектору и приступить. И я ему благодарна, правда. Завтра же вызову мистера Райдера и распоряжусь о работах. Вопрос в том, что делает дом домом? Семья, м?

Вопрос она задает будто бы магу и снова прикладывается к виски. На этот раз напиток вроде бы идет легче, жжение слабее, а тело отзывается легкими мурашками и приятным расслаблением. Легкой ленцой, с которой Изабель достает пистолет из кобуры, прокручивает барабан и взводит курок, держа Рата на прицеле.

- Мой брат у вас. В Красном доме, - усмехается она, - даже забавно, что я должна была понять это еще два месяца назад, а поняла только сегодня. Загадки Безмирья, - ведьма улыбается, заступая таки на хрупкий лед и чувствуя с одной стороны злость, с другой забаву отчасти. Чувствуя скачок адреналина от собственной наглости. Да, ей очень нравились опасные игры. Ей очень нравилась провокация и нравилось щекотать себе нервы. Три года спустя она в полной мере это понимала.

- Когда вы собирались мне хотя бы сказать? Или Магистр? - Изабель пожимает плечами, прекрасно понимая, что вопрос риторический. Никто бы ей ничего и никогда не сказал, - вы его пытали, да? Делали эфир из его крови? Или уже убили? А со мной-то что будет, если кто-то узнает, что мой брат полукровка? Если это всплывет? Кто-то проболтается? Пустит слух? Как и многим другим, потерявшим все, мне придется сделать вот так?

Накручивая себя эмоциями и противоречиями, девушка до побелевших костяшек пальцев сжимает рукоятку. А в какой-то момент подносит оружие к своему виску, зажмуривается и жмет на курок.

Холостой щелчок.

Отредактировано Изабель Леруа (2024-04-21 16:37:28)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+2

25

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/708116.jpg[/icon]

— Слушай меня внимательно, — тонкое запястье обнимут мои пальцы, сожмут кандалами, прижмут к стене. Тело надавит, вожмется в хрупкую, девичью фигуру, заставит распластаться под напором. Заставит почти не дышать. Пальцы запутаются в рыжих волосах на затылке. То что должно было смягчить удар головы об стену, сейчас доводит до границы боли. Боль приводит в чувство. Боль убедит фокусировать взгляд на моем лице. Сожму рыжие локоны в кулак, заставлю задрать голову так, чтобы смотрела на меня не отводя взгляда. В этот раз она пахнет виски и злостью с растерянностью. Почти слышу удары её сердца через щит моей метки. Бешеные, словно кулаки пытающиеся дать отпор.

— Я не вытащу тебя от туда. Если ты уйдешь сама, я не вытащу тебя от туда. — Понимаю, что говорю голосом Магистра. Понимаю, что почти рычу. Понимаю, что могу пугать. Хочу напугать. Голосом. Напором. Чернотой вен на лице. Хватка на запястье станет болезненней. Заставлю отпустить пистолет, дуло, которого бесцеремонно угрожает ликам старых богов на облупившийся фреске потолка. — Слышишь?

Выдохну. Голос станет тише:
— Слышишь? — повторю ещё раз моим хрипящим, почти бесцветным на ухо. Пальцы найдут рукоятку пистолета, тело надавит сильнее до сиплого выдоха девушки - приму его за ответ. — У нас будет не так много правил, но это самое важное. У тебя нет права уходить в смерть самой. Никаких шуток. Никаких провокаций, никаких игр со смертью. Поняла?
Пистолет перекочует ко мне в ладонь, а потом и за пояс. Привычка забирать у Ренье оружие становится традицией. Пальцы отпустят затылок, медленно проскользну прикосновениями вниз к её талии и поясу. Клинок. Из моих губ вырвется ругань. — Есть ещё?

Вопрос зависнет в воздухе. Я и сам могу дать ответ - уверен, если хорошо обыскать ведьму моя коллекция пополнится. Найденный клинок упадет на каменный пол. Ловушка тела чуть ослабнет, дам ведьме возможность сделать глоток воздуха. Закину её руку себе на плечи. Дам опору.
— Держись, — выскользнет из губ. Вместе с тем моя рука проскользнет между стенкой и поясницей, обнимая девушку и приподнимая к себе, чтобы если хотела, могла повиснуть на мне целиком. — Душа закончившая свой путь так навсегда запирается в Безмирье. Это страшно, Изабель. По-настоящему страшно. — Продолжаю шептать на ухо. Делаю шаг назад. Туда где под сапогом треснет стекло. Пару пыльных банок - пали жертвой, упав со стола, когда впечатывал Ренье в стенку.

— Расскажу тебе об этом потом подробно. На занятиях. — Ещё пару шагов назад туда, где её ноги могут найти безопасную опору. Но не выпускаю из рук. Ладонь проскользнет по девичьей спине. Коснется каждого выступа и впадинки. Пальцы погладят ребра через шёлковую ткань рубашки. Хватка превратится в полу-объятие, полу-ласку. Хочу успокоить. — Я буду рад тебя обучать.

Между нами мой тихий шепот. Прислушиваюсь сквозь него. К ударам её сердца. К её ответам. Готовлюсь дать свои. Семья. Брат. Красный дом. В прошлый раз, когда мы были здесь вопросы были попроще. Закрою глаза на секунду. Прикидываю насколько Изабель готова слушать правду.
— Ты хочешь получить ответы сейчас? — Почти отпущу ведьму. Её держат лишь мои пальцы на талии и её готовность держатся за мои плечи. Пробегусь взглядом по лицу, там где скверны обычно рисуют узор. Надо шепнуть ей, что это красиво. И то как она пользуется своей магией красиво. И что она стала ещё красивей. Потом. Поле правды. — Хочешь узнать о брате. О Красном Доме?

Отпущу прикосновение. Достану пистолет. Он горячий и в нем все ещё одна пуля:
— Если захочешь выстрелить, то целься в мне сердце. — Посмотрю на стол заставленный банками. — Оно где-то там. Его, кстати, нужно покормить. Всё время забываю.

А, мне. Мне нужен виски...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

26

Щелчок сопровождается щекотливым ощущением, которое прошивает тело от макушки до пят. Ноги становятся ватными. Забавно. Разум в полной мере осознает, что пуля не на месте, а тело все равно реагирует. Но прочувствовать это полностью Изабель не успевает. Даже глаза не успевает открыть. Чувствует лишь, как ее хватают мертвой хваткой и больно впечатывают в стену. Мужское тело тесно и грубо прижимается следом, не давая ни вдохнуть, ни пошевелиться. Снова боль - рука с зажатым в ней пистолетом уходит куда-то наверх. Сердце бешено колотится.

Глаза Изабель снова чернеют, на раскрасневшемся от злости и борьбы лице выделяются вены. Пока маг не заговорит, она пытается вырваться. Дает понять, что просто так не дастся. Пытается достать его свободной рукой, ногами, сделать также больно, как он делает больно ей. Шипит, как разъяренная кошка, изворачивается, пытаясь укусить  руку, зажавшую в тиски ее запястье. Снова боль - на этот раз в затылке, жгучая. Заставляющая повернуть голову, задрать ее и держать прямо. Заставляющая смотреть в лицо мужчине. Заставляющая подчиниться.

Ведьма подспудно понимает, что скорее всего это реакция на ее провокацию. Понимает, что не права. Но слезы боли и обиды струйками стекают по ее щекам. Маг говорит с ней голосом Магистра, но так, как Магистр никогда с ней не говорил. От этого ведьма чувствует облегчение и смотрит Рату прямо в глаза, не отворачиваясь, несмотря на то, что голову ведет кругом от того, что девушка практически не может вдохнуть. Она понимает для себя главное - несмотря на голос Магистра с ней сейчас говорит не Магистр. Прислушивается к теперь уже хриплому и бесцветному шепоту на ухо. Улавливает суть и не отворачивается, даже когда Рат сжимает ее еще сильнее, снова причиняя боль и заставляя сипло выдохнуть остатки воздуха из легких вместо требуемого ответа, который она все равно сейчас не в состоянии произнести. Снова боль, и пистолет выскальзывает из разжавшихся пальцев, перекочевывая мужчине за пояс.

- Отпусти, я сама, - ведьма кривится в ответ на ругань и звяканье по полу ловко извлеченного у нее клинка, слова даются ей с трудом. Сгибает ногу в колене, опираясь о стену подошвой высокого шнурованного ботинка из грубой кожи. Свободной рукой из-за голенища достает маленький метательный нож. Бросает его на пол рядом с тем, что обнаружил маг. Морщится и смотрит на мужчину, раздумывая секунду. Фыркает и задирает юбку, чтобы вытащить еще один из ножен, прикрепленных к бедру. Бросает на пол и шипит, все еще пытаясь защищаться, - больше нет! Я знала, что там будет холостой. Знала! Мог бы просто сказать, не унижать меня, не делать мне больно! Мерзавец! Ррррр!

Хватка ослабевает и воздух врывается в легкие, отдаваясь новым головокружением и пульсацией в висках. Изабель чувствует, что тело становится слабым, а ноги ее практически не держат. Обида все еще играет в ней наравне с чувством стыда за свое поведение, когда ей становятся ясны его причины. Ведьма тянется за лаской, тихонько выдыхает, как и тогда, три с лишним года назад, обнимая мага за шею и утыкаясь в нее мокрым и холодным носом, - прости, я правда не хотела, - говорит она, слушает его тихий шепот на ухо и закрывает глаза.

Открывает снова уже когда чувствует опору под ногами, но не отпускает мужчину. Утыкается лбом ему в плечо и замирает, пока его рука скользит по ее спине. Лишь едва заметно вздрагивает, когда пальцы Рата попадают на ушибленные места и прижимается к нему теснее. Голова все еще немного кружится, но стоять на ногах самостоятельно она уже вполне способна. Благо, эфир она пила совсем недавно, а значит скоро все последствия сойдут на нет.

- Хочу сейчас, - тихо, но уверенно говорит Изабель, глядя снизу вверх Рату в глаза. Ее глаза снова голубого цвета, а темные линии вен давно скрылись, - даже если все плохо, тянуть не стоит. Потом будет только хуже. Все без того случилось так неожиданно, что я до сих пор не знаю, как относиться. Потом я придумаю все себе сама, накручу и запутаюсь по-настоящему.

Пистолет она берет, но лишь для того, чтобы разрядить и убрать в кобуру, перед тем отстегнув пояс. Пояс кладет на стол и удивленно смотрит на мага, пока чуть шипя от боли в ушибленной спине и в затылке, вынимает оставшиеся шпильки из бесповоротно испорченной прически. Распускает волосы, немного поправляя пальцами, - сердце? Это шутка? Почему оно там, - кивок на ряды банок, - и в каком смысле кормить? Как вообще можно покормить сердце?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+2

27

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/708116.jpg[/icon]

Вкус виски обжигает язык и горло. Один глоток, второй, третий. И как назло ни один не ударит в голову, только горечь даст оправдание выдоху. Пальцы, привыкшие поглаживать Беллу по спине, будто извиняясь за резкость и нанесенную боль, пробегаются по хрустальной бутылке и оставляют её сиротливо стоять на столе, подрагивая нутром.

Изабель хочет услышать правду и хочет её сейчас. Та греется на моем языке, обжигает горло резче выпитого спиртного. Готовлюсь к операции на чувствах и нервах, пытаясь понять как бы не задеть артерию. Прикидываю какую часть правды Ведьма способна принять. Отсекаю не нужные детали и благодарю виски за возможность сделать паузу. На глоток. На резкий выдох.
— Посмотрите на столе. — Небрежный жест рукой, указывая на покрытые пылью склянки. — Здесь...
Приходится подойти ближе покопаться в хламе, чтобы достать искомое. Банка с моим сердцем найдет место посередине стола, как раз рядом с виски Магистра. — Чудная компания, вам не кажется?

Отвлеку Ведьму игрушкой. Дам себе ещё немного времени. В тусклом сосуде, плавает темное, безжизненное, прошлое. Пальцы пройдутся по пыльной поверхности стирая время. Покажу Ведьме то что когда-то билось у меня в груди.
— Думаю, кормить это бессмысленно. Но можно попытаться. — Сниму китель, брошу его на спинку пустого кресла. И чуть повозившись с запонками, заверну рукава рубашки до локтя. — Не хочу испачкаться кровью. Забавно. Раньше меня не смущали пятна крови на лацканах. Кабинетная работа, определенно сделала жизнь чуть сложнее.

Подниму с пола брошенный Изабель клинок. Тонкий, утончённый как раз, чтобы носить его на бедре женской ножки. Прикидываю как изящно оно вошло бы мне между ребер, если бы Ведьма до него дотянулась.
— Вы теперь всегда вооружаетесь словно на бой? Или это все для меня? — Кивок на остальное оружие от которого Ведьме пришлось избавиться, —теперь я вас пугаю?

Откупорю крышку, комнату наполнит запах гнили. Прошлое воняет. Клинок рассечет ладонь, потребует крови. Капли польются в банку. Забытое сердце потребует свою норму. Но наевшись не даст никаких признаков жизни. Так и останется куском плоти запертом в стекле. Добавлю щедрую дозу эфира - его запас всегда со мной. Чуда не произойдет. Возможно, нужно время. Возможно, слишком поздно. Я же обопрусь о стол чуть присев на его край и намотав на ладонь платок, дам первый аккорд в той правде, которую уже заждались.

— Да, ваш брат полукровка. Да, из его крови делали эфир. Да у него был... допрос и не один. — Сказанное царапает воздух. Мой взгляд упадет на пояс лежащий на столе на разряженный пистолет. Ощущение, что он прицельно смотрит мне в голову, царапает кожу напряжением - не покидает. Каждое будущего слово нашего разговора с Изабель, кажется заряжает его вновь:— Нет, говорить вам ни Магистр, ни я ничего не собирались. Нет - вашего брата не убили, он жив. И никто не посмеет сказать о моей...

Воспитаннице... Ученице... Ведьме...
Продолжение фразы оборвётся...

— Я не позволю смешать вас с грязью. — ..... — Знаете ли, я умею виртуозно вырывать слишком болтливые языки.
Позволяю себе потянуться к Белле и легонько обхватив за талию, подтянуть к себе. Размещая между своих разведенных коленей девичью фигуру. На грани пошлости и интимности. Но даря себе мнимое ощущение контроля. Касание не прервется. Ладони занимают свое место на талии Ренье плотно обнятой широким поясом юбок. Готовлюсь ко второму акту.

— Предыдущий глава Красного дома. Ставил опыты на полукровках. Давая заключенным Эфир. Магистр этого не одобрял - по причине не предсказуемого результата. Да и выживали единицы. Но Дий не плохо продвинулся в своем деле. Он был человеком верным, не глупым...но фанатичным. Ему претила мысль, что в знатных домах столицы, могут быть полукровки. Наделенные властью и защитой своего статуса. Возможно, ему казалось что он делает благородное дело.... — Мои поглаживающие прикосновения замрут. Ведьма дала подсказку, когда говорила о том что хочет узнать правду. Но ту к которой будет готова. Понимаю, что иду по тонкому льду. Обдумываю каждый будущий шаг. Мой голос тихий. Говорю - будто через тень. — Красная тропа его рук дело. Его полукровки вышли из-под контроля. Они стали убивать.  Своих..чужих. Всех. Полное безумие со страшным результатом. Произошедшее после в порту - попытка Дия взять под контроль и уничтожить виновных. Или скрыть следы…Вся правда всплыла, когда вы уже стали ведьмой.

Касания пальцев вновь возобновятся. Облизну губы. Хочется или закурить или сделать ещё один глоток виски. Сглотнуть все не досказанное, всю тонкости правды вместе с обжигающим гортань вкусом. Посмотрю на хрустальный бутыль. Задену взглядом банку с сердцем. Оно так же безжизненно плавает в темной жиже.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/736408.png

+1

28

Кажется, за три с лишним года здесь и правда ничего не изменилось. В всяком случае, окинув взглядом ряды банок и колб, Изабель узнает содержимое некоторых из них. И пока Рат ищет нужную, сама ведьма находит на столе карандаш и привычным жестом собирает волосы, как и в тот раз закрепляя прическу. Как и в тот раз выпускает пару прядей, придавая легкую небрежность. Удовлетворенно поводит плечами, чувствуя, что боль и правда совершенно сошла на нет.

Банка и ее содержимое и правда вызывают у Изабель любопытство и отвлекают от ожидания ответов на главные вопросы, которые уже прозвучали. Ведьма чуть морщит нос, ощущая едкий запах гнили и разглядывает безжизненное сердце, что плавает в эфире. Чуть качает головой. Вероятно, вопреки ожиданиям, увиденный в банке орган ее не пугает и совершенно не смущает. Она прекрасно знает о том, как далеко продвинулись маги в медицине и экспериментах, в том числе в возможностях заменить человеку больной орган донорским. Правда, выживали после таких манипуляций далеко не все.

- Вы так сильно заболели, что нужна была операция? И почему храните? Вам дорого прошлое? - спрашивает Изабель практически очевидное, переводя взгляд с содержимого банки на лицо Мага. То, что он решил сохранить экспонат ее не удивило. Возможно, она бы тоже оставила на память. Удивила потребность поддерживать в этом сердце жизнь, или для чего еще необходимо было кормление? Ведьма чуть улыбается. Своеобразная романтика?

Глаза следят за Ратом, который решил воспользоваться одним из ее клинков. В ответ на вопросы на ее лице возникает мягкая улыбка, - быть вдовой господина Леруа ничуть не проще, чем быть его законной супругой. У него много родственников, рассчитывавших на наследство его титула и состояния. Я за три года так и не понесла, хоть секутор и подтвердил, что я здорова. Это вызвало вопросы, как возрастающая одержимость господина Леруа мной, как и его болезнь впоследствии. А Papa никогда не решал за меня проблемы, с которыми я не могла справиться самостоятельно. Реши я пустить себе пулю в голову, он и бровью бы не повел, - ведьма чуть вскидывает брови, как бы намекая на то, для чего ей потребовался финт с пистолетом.

- Это для тех, кто позволяет себе делать, говорить, а порой и думать лишнее, - так отвечает она на внезапные вопросы, удивляясь, что мага вообще волнует, что она испытывает по отношению к нему, - не для вас, - Леруа снова улыбается и пожимает плечами, - вы меня не пугаете. Я выросла среди магов и стала ведьмой в конце концов. Поздно бояться.

Ведьма чуть морщится, когда маг надрезает ладонь, но с интересом наблюдает за манипуляциями. Она не знает, что должно произойти с накормленным сердцем в итоге, но ловит себя на мысли, что ей хочется чтобы в банке что-то произошло.

Рат снова говорит, на этот раз об ее брате. Ведьма прикусывает губу и опирается ладонями о стол рядом, вцепляясь пальцами в лакированное дерево и чувствуя, как от каждой фразы Мага ее сердце сжимается в болезненный комок. Напряжение растет и в ней, шумом в голове, не понимающей до сих пор, как к этому всему относиться, но осознающей, что для нее нет пути назад и она должна как-то пережить эту правду и смириться с ней.

- ...вашей? - в ее взгляде снова мелькает болезненная растерянность. Изабель отворачивается, снова изучая взглядом банки на столе. Закрывает глаза, чувствуя прикосновения к талии, позволяет мужчине разместить свою фигуру между разведенных коленей. Так, будучи рядом и ощущая поддержку ей становится легче. Ее пальцы касаются его предплечий и рассеянно скользят от кистей к локтям, то с внутренней, то с наружной стороны, в такт его прикосновениям.

Вторая часть правды звучит еще хуже. Вызывает холод внутри, вызывает потоки слез, заставляет мелко дрожать от озноба, онеметь руки, которые замерли, накрепко вцепившись в подвернутые рукава рубашки мага. Заставляет снова ощутить запах и вкус пепла во рту и на губах. Перед почерневшими глазами вновь стоит картина видений из ее обращения. Тот самый момент, через который ей удавалось выскользнуть из безмирья в реальность шесть раз прежде, чем Рат явился за ней. Тот самый момент, о котором он не знал, отмотав время на часах в гостиной до более раннего события и вытащив их в реальность раньше.

"Маменька скоро будет здесь", - дверь кабинета открывается, впуская госпожу Ренье, за которой тянется огненный шлейф. Лицо женщины обгорело практически до неузнаваемости, - "доченька", - зовет она, протягивая руки к Изабель. И отступает в огненную стену позади, вместе с крепко обнимающей ее девушкой. Тело госпожи Ренье так и не нашли, она сгорела дотла.

"Доченька", - доносится до разума Изабель эхо сквозь безмирье, сквозь тепло и свет от огня в камине. Девушка мотает головой, беря эмоции под контроль и окончательно сгоняя видение. Открывает глаза, глядя растерянно и опустошенно. Медленно отпускает хватку на руках Мага, осторожно поворачивается в его объятиях, глядя на банку с по-прежнему безжизненным сердцем. Медленно выдыхает.

- Быть может, ему нужна свежая кровь? А быть может, ваше прошлое умерло окончательно. Посмотрим. Это наивно, но мне хочется, чтобы что-то произошло. Наконец, что-то хорошее, - говорит она наконец, затем осторожно берет нож и слегка надрезает ладонь, подставляя под капли крови банку. Напряжение, как и видения прошлого, отпускают, становится чуть легче. Но, остается множество вопросов. Как и множество последствий, которые повлек поступок Дия, даже если в итоге он за него поплатился.

- Я помню, что мастер Дий умер спустя пару месяцев после моего обращения, кажется. Мари тогда было очень плохо. И сейчас мне больно даже думать о том, о чем вы сказали. Я бы все равно стала ведьмой, вне зависимости от того, когда бы это вскрылось. В конце концов, ни вы, ни Papa в этом не виноваты. И Papa в первую очередь нужна была ведьма, а не игрушка в виде приемной дочери, я это понимаю. Он умел делать предложения, от которых не отказываются. Теперь назад дороги нет, мне придется научиться с этим жить. Быть может, чем-то заняться, чтобы отвлечься. А мой брат, - говорит она снова, стирая платком кровь с уже затянувшейся от недавнего приема эфира раны и наблюдая за содержимым банки и результатом своих манипуляций, - я искала его шесть лет и хочу увидеть. Разговор не нужен, это лишняя боль и для него, и для меня. Просто увидеть. Хотя бы издалека. Вы же все равно его не отпустите, раз для людей он опасен. Хочу попрощаться. И хочу виски...

Отредактировано Изабель Леруа (2024-06-02 17:16:35)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/517117.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/327420.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/401958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/445365.png https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/69359.png

+1


Вы здесь » Materia Prima » СЕЙЧАС И НЫНЕ » [528/ 11] [Столица] Скорбим и плачем.. скорбим и платим