Добро пожаловать // в авторский мир. Здесь тебя ждут фэнтези, интриги и тонкий мистицизм. Рейтинг игры 21+. 528 год ноябрь-январь// Временной промежуток в котором мы сейчас играем. События ДО оформляются в прошлом. События будущего не далее февраля. События этого периода ты может посмотреть в истории мира в датах Гость //для того, чтобы тебе было удобней ознакомиться с игрой, тыкни в темы начало, там описаны технические характеристики игры, что мы играем. Если есть вопросы напиши гостевую. Мы рады тебе, так что не бойся задавать вопросы. Будем рады любой обратной связи по навигации и удобству форума. Рады приветствовать //всех кто прибыл в игру и уже написал анкеты. Я чуть переделал подачу общих сюжетов. Теперь в разделе события от нас выложена навигация к первой арке

Materia Prima

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Materia Prima » СЕЙЧАС И НЫНЕ » [528. Ноябрь] Запах безумия


[528. Ноябрь] Запах безумия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[html]<div class="ques">
<kart><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/4/874404.png"></kart>
<nazv>[528. Ноябрь] [Башня Магов]</nazv>
<nazv>Запах безумия</nazv>
<gam><z>Основные участники:</z>
<a href="https://mateprima.ru/profile.php?id=4" target="_blank">Мелос-Рат</a>,
<a href="https://mateprima.ru/profile.php?id=7" target="_blank">Маргарита Сенза Вольто</a>.
</gam>
<opis><z>Описание сюжета:</z> Будем считать, что посылка доставлена?
</opis>

</div>[/html]

Отредактировано Мелос-Рат (2023-02-04 01:06:55)

+2

2

Замечаю послания отправленные из глубины Безмирья. Тонкие, воздушные бабочки, застывшие на письменном столе или хрустящие тельцем под ботинками. Ели уловимым запахом яблони во время цветения и жареного миндаля. Аромат касается почти не уловимо и перебивает все остальные - даже в тёмных пыточных, где не пахнет ничем кроме крови и боли. Сладость соединиться с чуть йодовым, заставит глубоко втянуть воздух. И вспомнить как красиво твоё безумие, девочка. Как красиво. Как и ты. Кажется, оно уже давно забралось под кожу. Ты, безликая, сидишь у меня под кожей. Заставляя её гореть болью, там где тело исписано письменами первых.
Ты слишком дорого мне обходишься. Увеличиваю дозу эфира, чтобы не обращать внимание на твою песню. Если пойду на неё, могу не вернуться. И ты знаешь это, от того она не умолкает.
—Не сейчас. — Одними губами, глухо.
Будто ты можешь меня услышать. Будто могу отбросить тебя, как надоедливую любовницу в чьих услугах больше не нуждаюсь. Ты отомстишь мне вызывая боль и отправив очередную бабочку умереть на подушке моей постели.  Я оценил твой юмор. Ты говоришь со мной на моём языке. Возвращая то, что я дал тебе когда-то.
После очередного — "не сейчас". Гул в голове утихнет. Шёпот твоих охранников, замрет на секунды. Считаю время. Потому что знаю —сегодня ты меня не отпустишь. "Сейчас" наступит через три...две... одну секунду. У меня есть время затянуть сигаретный дым глубоко в легкие будто это запас кислорода и откинуться в кресле.
Она убьёт нас. Прошепчет на последок Магистр. Улыбнусь ему в ответ.
Безмирье накроет резко, не давая сделать последний вдох. Затянет под толщу, камнем потянет вниз. Я кричу. Ты слышишь? Знаю, ты любишь когда я кричу.
Ищу тебя по запаху яблока, карамели, миндаля, а найду когда во рту появится вкус пепла и крови. Все твои стражники зорко охраняют твой покой. На их лицах маска смерти, что я нарисовал когда забирал с собой. Я не вижу здесь твоих братьев. Они всё ещё живы? Жаль. Коллекция стражников могла быть куда приятней, не думаешь?  Иллюзия сада безликих, выточена до деталей, с любовью на которую способна лишь та кто помнит каждую трещину этого места. Здесь я присвоил твоё безумие себе. Здесь ты доверилась мне и я тебя предал. Ты не добавила в этот мир красок. Он раскрашен в черно-белое, не слишком ли скучно для той кто читала сказки полные солнца? Я облизываю губы, пытаясь, растереть вкус пепла, но он становится только сильнее. Кровь что тонкой струйкой потечет из носа, окрасилась в черное. Цвет эфира. Я вытру её тыльной стороной ладони, посмотрю как жадно впитается в кожу. Рассказать какой я вижу тебя здесь? Девочка-куколка для безликих. Палач с бездной в глазах. Горе сделало тебя сильнее. Твои слёзы черны так же как и моя кровь. Ты плакала по ним? Не стоит. Они давно были мертвы и ты знаешь это. Я подойду ближе, если подпустишь. Под ногами захрустят тела черных бабочек. Ты знаешь что под слоем их тел, кости тех кого убила ты?
Мне не нужно произносить ни слова, ты прекрасно слышишь всё. Но я назову твоё имя. Растяну его как можно длинней, коснусь кончиком языка неба, на протяжном "р". Говорю своим голосом. Уже и забыл как он звучит. Цена моей свободы. Цена твоей свободы от безумия.
Я задал слишком много вопросов, Безликая. Можешь не давать ответы ни на один. Приближусь еще на шаг, так чтобы ты могла видеть мои глаза, а я заглянул в твои полные безумия. Теперь ход за тобой.

Отредактировано Мелос-Рат (2023-02-04 01:06:28)

+5

3

Она не я. Она не я.
Она – не я.
И ты для нее что-то другое, особое.
Привычно считать, что клетки представляют собой конструкции из кованых прутьев, переплетенных в решетки. В них держат певчих птиц с пестрым оперением, диких зверей с хищными повадками и даже людей, любых попавших в паутину неволи живых существ, что насильственно выдернуты из привычной им среды обитания. Эти тюрьмы предназначены для плоти и крови и едва ли страшнее тех, в которые попадают души.
Здесь нет цепей, оков и замков, иных железных устройств, заполненных затхлым воздухом тесных каморок, что давят своими землисто-сырыми стенами и непроглядным густым, хоть в ладони зачерпни, мраком. Ничего не сдерживает так, чтоб крылья не расправить и не упорхнуть. Чтоб острыми когтями не выцарапать себе свободу. И все равно не сбежать, потому что не существует ни пространства, ни времени, ни цвета. Все вокруг монохромно, черное и белое на холсте смешивая в оттенки серости, коими мы с тобой являемся.   
Она в выцветшем парке Безликих сидит на краю мраморного фонтана в форме лотоса. Волосы водопадом ночи падают на спину ровную, натянутую надорванной струной между лопаток. Плечи подрагивают от дуновения прохладного ветерка, который играет широкими шелковыми рукавами черного платья. Оно не из ее гардероба, вообще ей не принадлежит, но ткань грудную клетку и бедра обнимает так, будто не снята с чужого плеча.
Она ненавидит его.
Я ненавижу тебя.
Вокруг распустившегося каменного цветка черные бабочки порхают. Тени отбрасывают, по спирали опускаясь на плавающие на поверхности белые водяные лилии и вновь взмывая в небо, стремясь навстречу к бесконечно далекому источнику света. Они, поселившись в этом вакууме всего, откуда начинается все, ощущают себя здесь свободно.
Девушка поднимает руку перед собой ладонью вверх, куда, сложив хрупкие чешуйчатые крылья и спикировав вниз, прилетает потустороннее создание. Осторожно лапками перебирает, от пальцев бесстрашно продвигаясь по коже к запястью. Бабочка не опасается, что ладонь схлопнется и раздавит ее, потому что в Безмирье рождение и смерть в поцелуе сливаются, уничтожают и создают. И так по кругу бесконечное количество циклов.
- Позови его, - шепчут искусанные в нервном приступе губы, обращаясь к вестнице, что способна преодолеть барьер между мирами и доставить послание.
Та определенно понимая суть поручения вновь поднимается в воздух на своих трепыхающихся крылышках и летит. Из виду пропадает, теряясь среди сородичей, устремляясь туда, где материя тоньше всего, практически в клочья изорвана из-за частых посещений Безмирья. Бабочка может погибнуть, выполняя свою миссию, но все равно возродится здесь и вновь примкнет к соплеменникам. В отличии от темноволосой, закрытой в этом месте, подобно пленнице. Это душит до нехватки кислорода в легких, до агонии сознания, срывающегося в сумасшествие, чтобы забыться. 
Она ненавидит его.
Я ненавижу тебя. 
На коленях девушки, на расчерченной серыми нитями ткани платья, лежит зеркало. Ловит монохромное отражение бледного лица, когда она склоняется и на себя смотрит моими глазами. Изучает каждую прожилку в утративших яркость зрачках, считает ресницы черным опахалом вздрагивающие, обводит взглядом все линии и контуры. И шепчет, тишину разрывая нежным голосом.
- Приди. Сейчас.
Он недолго отмахивается от нее и сопротивляется зову, делает так, как велю. Энергетический фон меняется, оповещая о присутствии мага, нырнувшего в Безмирье. Его глаза кажутся обычными, ничем не примечательными,  не завораживают, потому что не светятся хищным оттенком охры. В черно-белом мире нам хочется красок, докопаться до них, добраться, чтоб дымка ауры не растекалась вокруг Мелоса Рата грязным пятном, а переливалась чистым цветом.
Резким движением руки Безликая смахивает с колен зеркало, что со звоном падает на камни дорожки и разбивается в дребезги. Осколки неровные и острые, множат отражения, запертые в новых гранях. Она склоняется над ними, берет серебренное стекло форме треугольника и чуть сжимает в ладони до слабого импульса боли.
Она не я. Она не я.
Она – не я.
Она частица меня.
- Мне скучно, - произношу, голову подняв и метнув взгляд на гостя. - Выпусти меня.

Отредактировано Маргарита Сенза Вольто (2023-02-28 11:54:42)

Подпись автора

Пусть корабли, которые я сжигаю, освещают мне путь...

+4

4

Мое безумие говорит на языке боли. Язык привычен, все интонации и переливы знакомы до озноба под кожей. В Безмирье наша боль вибрирует рисуя дрожь вокруг нас. Сгущая воздух, давая дышать через раз. Безликая, у нас на двоих одно дыхание. Я делаю вдох - ты делаешь выдох. Если твое дыхание замрёт, я перестану дышать. В ушах стучит пульс моего настоящего. Не большая связь с реальностью, по которой можно вернуться назад. Реальность удерживает меня на привязи. Рисуя границу, которую нельзя перейти. Мои шаги к тебе медленны, будто в густоту. Проверяю с каждым шагом грань возможности. Путь к тебе, Безликая, как по тонкому льду. Он затрещит, когда  подойду настолько близко, что смогу рассмотреть твоих глаза и губы.
Согласись, этот мир красив? Боль в этом мире прекрасна. И ты в этом мире прекрасна тоже. На миг закрою глаза, вспоминая девочку из золотой клетки Греха.

Она не ты. Ты не она. Ты что-то другое, особое.
Здесь ты только моя.

Это понимание дарит легкое возбуждение. Пульс в висках застучит глубже, лёд под ногами даст трещину. Сожму ладонь в кулак. Вызывая волну боли. Капли крови из свежей раны медленно растворятся в Безмирье словно тушь в воде. Такой же узор вокруг тебя. Мы связаны Безликая, твоя боль теперь моя. Хочешь я подарю тебе свою? Раскрою ладонь, показывая рану она мотыльком замрет на коже. Забери если хочешь. Возможно, станет веселее. Твою ненависть могу втянуть в легкие. Она волнует. Украшает наше общение. Вызывает жажду. Не напьюсь одним глотком. Не успокоюсь пока не возьму всё до самого конца. Это веселит. Это заставляет появиться улыбке на лице. Мне начинает нравиться эта игра. Игра на поражение. Ближе. Губы почти касаются искусанных губ.
— Нет.— Произнесу почти касаясь. — Моя.
Наши взгляды как долгий поцелуй, со вкусом бездны. Я рассматриваю свое безумие. Любуюсь сумасшествием в её глазах. Та темнота, что была у девочки с Греха лишь на самом дне, запертой под замком страхов. Высвободилась во всей своей красоте.

Она не ты. Ты не она.
Кого из вас я хочу сильней?

Мой вдох. Твой выдох. Легкое касание дыханием вместо поцелуя. И шаг назад, чтобы вернуть миру мир - и успокоить затрещавшее по швам Безмирье. Ты заметила Безликая, как много в нашем общении незавершенности. Как много обещания. Как много "не случилось". Тебе это нравится? Мне нравится оставлять между нами расстояние размером в "могло бы быть". Пол рывка до падения. Пол капли и утонули. Рано или поздно один из нас потащит другого на дно. Ты знаешь это Безликая. Я знаю это тоже. В этой игре нет победителей, лишь проигравшие. Я даю тебе возможность сжимать разбитый осколок в руке. Дарить мне боль -  единственная доступная для нас ласка. Единственный понятный нам язык. Разрешаю потокам крови обнимать наши силуэты узорами. И держусь на границе допустимого. Замирая на самом краю. В твоих глазах растет ненависть, растекается сладкой патокой. Дарит опасность предвкушения. Ты опасна. Я помню девочку с Греха её любопытство. Её жажду понять свою тьму коснувшись моей. Теперь тьма общая. Одна на двоих как вдох и выдох что мы делим. В этом мире мы дышим тьмой. Создаем её узорами крови, болью и ненавистью.

— Тебе нравится? - Произнесу. Мир вокруг станет на тон темнее.

Она не ты. Ты не она.
Ты чистое безумие. Украденное безумие. Мое безумие.

— Тебе навиться быть моей?

Отредактировано Мелос-Рат (2023-03-31 04:17:47)

+4

5

Монохромный мир, в котором белое и черное смешались, замарав друг друга, полон оттенков от сияющего света до всепоглощающей тьмы, что рассыпаются вокруг. Он живет, движется и дышит, словно живой организм вне пространства и времени, внутри которого заперта украденная частичка души. Плененная здесь и вместе с тем свободная, не подавляемая более самоконтролем хозяйки. Она вырвана из реальности в иное измерение, где слепыми черными бабочками вьются неупокоенные существа, застрявшие между смертью и жизнью. Между вдохом и выдохом.
Пепельно-серый Мелос Рат безраздельно правит этим местом. А она правит им, явившимся на встречу, спешно шагнув сквозь барьер между вселенными, заплатив за переход болью и кровью. Она здесь не медно-красная, не ржаво-бурая, а черная. Будто бы мертвая. И, вероятно, холодная, как мраморные бортики фонтана, распустившегося посреди парка лотосом.
Вместе с зажатым в руке осколком зеркала Безликая встает на ноги, расправляет плечи и поднимает голову. Смотрит на мага со всем присущим ей манерным, царственным высокомерием. Надменная улыбка изгибает плавную линию губ, приподнимая уголки, и короткий строптивый смешок заполняет воздух между ними. 
Между нами, тобой и мной.
Звук вибрирует и дрожит, как электрический импульс, зажатый между двух тел. Физически они не соприкасаются, но находятся в интимной близости друг от друга, на расстоянии вытянутой руки, которую Безликая поднимает. Костяшки ее пальцев едва ощутимо задевают материал строгой мужской жилетки, под которой надета белая рубашка. Вероятно, «здесь» отражает его облик «там».
Шелковая ткань сползает, демонстрируя нежную алебастровую кожу беззащитного запястья с тонкими ниточками вен. Ее кровь поет, гулкой рекой бегая по кругу, и плачет, когда аккуратно сложенный кулак сжимается сильнее. Острый зеркальный осколок врезается глубоко в ладонь, активизируя ощущения, передающиеся через сеть нервных окончаний.
- Смотри же, - произносит, шипя от причиненной себе боли, и разжимает кулак, позволяя увидеть кровоточащие порезы. – Смотри.
Черная жидкость медленно сочится из резанных ран, стекает под зеркало, собираясь в центре руки. Переполняя изрисованное хиромантическими линиями углубление, она срывается с ребра ладони и капает на серую траву под ногами. Поток такой интенсивный, что в обычных условиях не обойтись без тугой повязки, чтобы остановить кровопотерю.
Она знает это. Хорошо помнит себя, получившую власть над прекрасной Маргаритой, схватившую в правую руку нож для письма и с нездоровым, болезненно-сладким упоением полоснувшую лезвием по нежной девичьей ладошке. Боль порождает боль. Тьма не тянется к свету, она стремиться слиться с другой тьмой.
Безликое сумасшествие не боится касаться тьмы мага. Поглощать жадно, практически давясь его силой из глубин Бездны. Между ними тьма.
- Мне нравится, - соглашается девушка, будто бы покорно. Словно принимая ту участь, которая ей уготована. И тянется еще ближе к Мелосу Рату, ощущая, как схлопывается монохромное Безмирье. Оно сжимается под давлением вокруг них двоих, когда, на выдохе жаром щеку обдавая, шепчет на ухо: - Мне нравится, что теперь ты навсегда мой. 
Между нами ничего. Только ты и я.

Подпись автора

Пусть корабли, которые я сжигаю, освещают мне путь...

+4

6

Навсегда будет мало, безликая.

Время отсчитывает свой ход каплями крови, что ударяются о глухую тишину этого мира. Слишком быстро для того кто замер в реальности на выдохе сигаретного дыма. Слишком долго для того кто привык ощущать боль. Наш мир сжимается тесным покрывалом. Срывая иллюзию, что создала здесь ты, Безликая. Первый мир трещит по швам, тенят на дно нас двоих, уносит глубже. Этот мир создала ты и ты его хозяйка. Он воссоздан из осколков твоих ощущений. Он рушится по твоему желанию. Нам нужен новый. Мы создадим его по отголоскам твоей памяти. Или памяти той другой - что обжигает дыханием мою щеку. Это эхо твоего настоящего, столь реального сколь может быть реальным глубокий сон. Только это настоящее есть между нами: твои сны, что тянут тебя к твоему безумию, как к отобранному осколку. И моя боль, что рвет легкие ожогом сигаретного дыма. Он окутает нас, пахучий, крепкий, обволакивающий. Я дам себе право прижать тебя ближе, прикасаясь пальцами к тонкой талии. Знаешь, Безликая, касаться тебя здесь - все равно что касаться надгробного камня.

Между нами всегда боль, безликая.

Она всегда будет между нами. Ты показала мне карту - карту из вспышек свободы твоего безумия. Мы пройдемся по каждой точке, где распустился бутон боли. Мы соберем их все. Осязаю холод лезвия на ладони. Ты помнишь как пахнет кровь? Как чуть кружится голова? Как ужас от сделанного захватывает и лишает дыхания? Напомню тебе. Твоему безумию будет приятно?
Твоя боль - моя боль, ты помнишь это?  Мир вокруг пульсирует картинкой воспоминания того, что видело твое Безумие, когда нанесло рану. Это первая ступень, мы замрем здесь, чтобы не утонуть и пройдем дальше. Как часто ты ранила себя, и сколько меток оставила на своем хрупком теле. Прижму тебя холодную, каменную чуть крепче, хочу слышать твое дыхание. Дотронусь твоего сна через него, произнесу, почти касаясь губами шеи.
—Я всегда где-то рядом, безликая...  — скажу, разрывая кокон Безмирья, врываясь в твое настоящее. Ты услышишь мои слова сквозь сон. Он станет кошмаром? Отмахнешься от него, при пробуждении, посмотришь на ладони где был тонкий шрам? Теперь он напомнит обо мне. Теперь твое безумие состоит и из меня тоже.

Хочу больше, безликая.

Мы увязнем между прослойками Безмирья, пройдем в глубину дальше, по тонкой линии толщиной в остриё ножа. Соединим моё не дыхание с твоим, растворимся в одном мире и перейдем в другой. В твою первую боль. Боль рождения. В момент когда кости новорожденной Маргариты сжимало нутро матери, когда жизнь и смерть замерли решая кто победит, а боль роженицы и ребенка была неразделимой.

Это твой новый мир. Наш новый мир. Точка отсчета для всех твоих миров. Которые ты решишь мне показать. В этом мире кроваво-красные следы на белоснежных простынях - превратились в черные пятна. Время замерло удерживая ускользающую жизни на устах твоей матери, а крик боли слился криком рождения. Здесь родилось твое безумие...

Здесь я забрал тебя себе...
Навсегда, безликая? Навсегда

Отредактировано Мелос-Рат (2023-07-08 03:29:31)

+2


Вы здесь » Materia Prima » СЕЙЧАС И НЫНЕ » [528. Ноябрь] Запах безумия