Авторский мир. Здесь тебя ждут фэнтези, интриги и тонкий мистицизм. 21+
Гость, для того, чтобы тебе было удобней ознакомиться с игрой, тыкни в тему начало игры, там указаны технические характеристики игры, во что мы играем. Актуальный сюжет можно посмотреть здесь . Если есть вопросы напиши гостевую. Мы рады тебе, так что не бойся задавать вопросы.
528 год ноябрь-январь Временной промежуток в котором мы сейчас играем. События ДО оформляются в прошлом. События будущего не далее февраля. События этого периода ты может посмотреть в истории мира в датах

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель МАТЕРИЯ, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Команда победитель БЕЗДНА, поздравляем всех участников команды!

Strange, isn't it? To love a book. When the words on the pages become so precious that they feel like part of your own history because they are. It's nice to finally have someone read stories I know so intimately.
Strange, isn't it? To love a book. When the words on the pages become so precious that they feel like part of your own history because they are. It's nice to finally have someone read stories I know so intimately.

Materia Prima

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Materia Prima » БЕЗВРЕМЕНЬЕ » [524-528] [Ц.О.] От дворца к руинам гетто


[524-528] [Ц.О.] От дворца к руинам гетто

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[html]<div class="ques3">
<kart><img src="https://i123.fastpic.org/big/2024/0220/d5/218a0e5dccb9186ee0709214201c24d5.png"></kart>
<nazv>От дворца к руинам гетто </nazv>
<gam><z>Основные участники:</z>
<a href="https://mateprima.ru/profile.php?id=2" target="_blank">fuente</a> as NPC,
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=309#p58245" target="_blank">Юй</a>
</gam>
<gam><z>Временные точки:</z>
<a href="https://mateprima.ru/viewtopic.php?id=311#p58349" target="_blank">10.12.524</a>,
<a href="ссылка" target="_blank">03.11.528</a>,
</gam>
<opis><z>Описание сюжета:</z> Новый дом. Новая жизнь.
</opis>

</div>[/html]

Отредактировано Юй (2024-02-20 17:13:54)

Подпись автора

https://i123.fastpic.org/big/2024/0311/7c/7eca7c70a916048d41301ef314db9d7c.png

0

2

10 декабря 524 года

Честно говоря, Юй прибывал в смешанных чувствах. С одной стороны после того, как на его бедре искусно вырезали клеймо, обрамив в цветочный узор, он понял одно - теперь он вещь, пусть по бумагам и был "служанкой с очень большим долгом". С другой стороны, он ничего толком и не знал о своем будущем хозяине кроме того, что тот коллекционер редкостей в весьма преклонном возрасте. Возможно, ему будет достаточно просто смотреть на него, и прибывание в чужой коллекции не понесет для него таких уж неприятных последствий. С третьей стороны, несмотря на толику оставшейся наивности в своем мышление, Юй не тешил себя тем, что все будет хорошо. Потому что, когда ты думаешь о лучшем, а случается худшее, это очень больно. А когда ты сразу готов к полному дерьму, то тебя весьма сложно удивить, а значит ты более стойко перенесешь все тяготы жизни. По крайне мере так учили что отец, что мать.

И все-таки он ужасно нервничал.

Дорога до Царь Острова как назло или на счастье обошлась без приключений, а там и по столице перемещаться никаких проблем не составило. Сложно ожидать проблем, когда тебя очень ждут и подготовили все для твоей комфортной и бережной транспортировки. Это подкупало, но обманываться Юй не спешил. Вряд ли такая забота была вызвана искренним желанием узнать его поближе, показать иной мир и даровать светлое, прекрасное будущее. Скорее, владыка просто не хотел, чтобы игрушка пострадала в дороге. По крайне мере, какой-то такой флёр улавливал сам койот. Приятно будет, если он ошибется.

Карета везла по ярким улочкам дивного города, который сочетал в себе красоту и вычурность благородной архитектуры. Юй не мог отказать себе в удовольствии, поэтому глазел в обе стороны, даже немного принюхиваясь к воздуху, что витал вокруг и когда удавалось уловить какие-то тонкие и не только тонкие запахи. Любопытство - одна из самых главных слабостей юноши. Даже когда он пытается быть очень осторожен.

В скором времени они оказались перед богатым домом. Теперь этот дом будет и его. Хотя скорее для него он станет роскошной клеткой. Это его немного удручало, пусть в лице он и не менялся. Все то же скромное выражение лица, покорность и послушание в глазах. Если хочешь добиться для себя лучших условий нужно играть по чужим правилам, постепенно прощупывая, где можно выбить себе привилегии и условия получше.

Юю не у кого было искать протекции, Юй здесь был совершенно один. В этом огромном, чужеродном и несправедливом к нему ему мире. И дело в первую очередь было не в том, что он был "служанкой с огромным долгом", а в том, что он был перевертышем в столице. Если на него пойдет охота, он погибнет, потому что не знал здесь ровным счетом ничего и выжить здесь попросту не сможет. А посему только тотальная преданность и покорность. Это повышало шансы на выживание. По крайне мере Юй на это надеялся и со своей стороны сделает все, чтобы очаровать своего хозяина для лучшей жизни. Для своего будущего.

Переступать порог чужого дома было страшно, но Юй покорно шел за своими соглядатаями, опустив взгляд себе под ноги и сложив тонкие, изящные руки на уровне низа живота. Дверь закрылась за ними. Клетка захлопнулась.

Подпись автора

https://i123.fastpic.org/big/2024/0311/7c/7eca7c70a916048d41301ef314db9d7c.png

+2

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/2/221344.png[/icon][status]сколько ты стоишь?[/status][nick]Томас Кроффман[/nick][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Коллекционер редкостей</a>, </div> <div class="lzinfo">  <a href="https://www.youtube.com/watch?v=G-bErbL5MVc">Просто прекрасен</a></div> [/lzv]

.

10 декабря 524 года

Своё приобретение Томас Кроффман ждал с нетерпением. Но даже после того как слуга сообщил что груз, прибыл и его ожидают. Не спешил.

У ожидания есть своя прелесть и он ценил её несказанно. Груз мог пропасть в бурю, его могли испортить при перевозке: он ещё помнил как Амирское стекло превратилось в прах, так и не добравшись до Царя Островов. Как шелковое сукно с малых островов - было сожрано крысами. А живой товар с юга подкосила смертельная хворь Из пятидесяти голов выжили единицы. Досадно.

Риск всегда присутствовал в его хобби, но оно того стоило.  Возможно, только из-за томящегося чувства ожидания, из-за будоражащего предвкушения, из-за восторга обладания поистине редкой вещицей - Томас занимался своими делом? Кто знает.

Его родственники всё равно не скажут ему правду, он давно вошел в такой возраст, когда старику лучше улыбаться и молча ждать его смерти, в надежде получить если не всё наследство, то хотя бы маленький его кусочек. Его компаньоны так же были приучены не открывать ртов без необходимости, понимая всю ценность дружбы с ним. И дело не только в редких вещицах, но и хорошо налаженной сети знакомств. Из которой можно быть вычеркнутым раз и навсегда. А это было чревато. Никто не хотел быть персоной нон грата, никто не хотел ругаться со стариком Томасом и быть лишённым допуску к торгам Кроффмана.

Приглашение на данное мероприятие - знак качества благородного семейства.  Маленькое письмо в бархатном конверте ждали не меньше чем приглашение на Королевский бал. Заветные слова "Кроффман ожидает вас...адрес, время" - означали слишком многое. Они ставили на получатели печать. Вы достойны. Вы избранные. Вы ценители.  Улыбаться старику Томасу стоило того. Улыбаться самой искренней улыбкой из всех, что можно было купить.

Томас, заставил своё новое приобретение ждать. Он не спускался сразу, а предпочел понаблюдать. Ждал когда любопытство возьмёт своё и вещь осмелеет и поднимет глаза, чтобы украсть немного информации о своей новой обители. Ждал когда уставший выдох сорвется с губ и хрупкое тело потребует расслабить плечи. Ждал и рассматривал со стороны. Оценивал, прикидывал. Всё ли его средства вложенные в это создание окупятся? Хорошая ли у вещи история? Без истории вещь всего лишь вещь. Но добавь в неё легенду, добавь в неё миф и она заиграет новыми красками. В этот раз Кроффман заказ себе вещь с поистине интересной историей и очень надеялся, что она живет у существа под кожей и вбита в маленькую головку.

Томас спустится, минут через пятнадцать. Спустится бодрой походкой человека хоть и возрастного, но крепкого, даже не понятно зачем в его руках увесистая трость, на которую он почти не упирается. А если присмотрятся с определенного ракурса старик был вполне хорош. Молодые леди...да и не леди, что греха таить, частенько отправляли в его сторону томные взгляды полные обещаний. И иногда Томас играл в эти игры и делал вид, что верит в магию своего шарма, а не кошелька.

— Посмотри на меня. — Когда новое приобретение поднимет глаза, чтобы рассмотреть мужчину, то увидит человек в шелковом, бордовом халате, накинутом на привычный для столицы костюм тройку, с сединой на голове и цепким взглядом синих глаз. — Меня зовут Господин Томас Кроффман. И я владею тобой.

В этом "владею" запрятано больше удовольствия чем мужчина показал сразу. Ему навилось владеть. И всё на что у Томаса были документы он считал вещью. А из плоти и костей она или из стекала и фарфора значение не имело. С вещами, что умели говорить, и выглядели как люди были свои опасности, Томас это учитывал и не смешил играть в глупые игры про чувства и сострадания. Вещь должна служить.

Мужчина потянется рукой и почти коснется меленького лица, но касание замрет на пол пути, хозяин не хочет случайно стереть умело наложенный грим. Лишь дотронется витиеватых украшений. Полюбуется игрой бликов на бусинах. Приятное чувство удовлетворения в теле. Вещь стоила своих денег.
— Мне нравится, — говорит он. Уже решив, что чуть позже он зайдет в комнату. И рассмотрит всё внимательно. Без грима. Без шелка. Без игры бликов в бусинах. Рассмотрит. Томас не любил... и не мог позволить себе большего. Он предпочитал смотреть. И не только на красивые вещи. Но и на откровенно омерзительные.

+2

4

Юй стоял и не шевелился, продолжая покорно смотреть в пол. Казалось, что он даже не дышит, но все-таки нет. Грудная клетка неспешно приподнималась и опускалась, хотя сердце в груди билось как сумасшедшее и на самом деле ему хотелось дышать глубже и чаще. Воздуха будто не хватало. Волнение от ожидания его нервировало, заставляя замереть на месте, затаиться. Боковым зрением он что-то подмечал и улавливал, но больше ориентировался на звериное чутье, которое подсказывало ему, что за ним кто-то наблюдает. Это сложно было объяснить, но есть ряд взглядов, которые ты ощущаешь затылком. Этот взгляд невидимого для него наблюдателя пробирался под одежды ледяным, мерзким чувством. Если бы он был в койоте, то шерсть вдоль позвоночника и на загривке встала дыбом. Еще здесь очень интересно пахло, но вести носом по воздуху было бы в высшей мере глупым. Посторонние звуки почти не улавливались, но кажется, где-то, мерно тикали часы. Захотелось их увидеть.

Время тянулось будто бесконечно, однако, Юй наконец услышал шаги своего будущего хозяина. По крайне мере, возможно, это был именно он. Хотелось перенести вес с одной ноги на другую, но Юй пока не мог позволить себе подобную роскошь. Зрачки в темных глазах сперва сузились, а после расширились по мере приближение пожилого мужчины. От него пахло интересно, а еще в поле зрения попала трость, которая вряд ли на самом деле была нужна, так как мужчина не хромал. Даже на слух койот это мог определить.

- ... - Юй поднял взгляд на мужчину лишь тогда, когда тот от него это потребовал. Взгляд был ясным и по-звериному цепким. В нем не было покорности, зато отчетливо читалась осторожность вперемешку с любопытством, легкой короткостью.  - Для меня это огромная честь, господин. - Юй сложил руки вместе, на уровне груди, после чего учтиво поклонился Томасу корпусом. Выпрямившись, он покорно прикрыл глаза, стоило мужчине потянуть руку к его лицу. Если честно, он хотел отклониться, но не имел на это право, а посему просто ждал прикосновения, которое, впрочем, не последовало. Томас коснулся украшений, а Юй приоткрыл глаза и опустил взгляд на пальцы, что перебирали бусины.

Коротко глянув на мужчину, Юй едва уловимо дернул уголками губ, смущенно потупив взгляд.
- Я буду стараться, чтобы господину и дальше нравилось то, чем он владеет. - Юй вновь поклонился, но на этот раз чуть плечами и головой. Этот жест был более трепетный что ли, будто более личный, чем учтивый поклон до этого, который просто говорил о послушание и согласие со своим статусом.

Подпись автора

https://i123.fastpic.org/big/2024/0311/7c/7eca7c70a916048d41301ef314db9d7c.png

+1

5

[nick]Томас Кроффман[/nick][status]сколько ты стоишь?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/2/221344.png[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Коллекционер редкостей</a>, </div> <div class="lzinfo">  <a href="https://www.youtube.com/watch?v=G-bErbL5MVc">Просто прекрасен</a></div> [/lzv]

— Впредь отвечай только когда тебе прикажут. — Томас говорит спокойно, он наслаждается властью обладания. Слова покупки, хоть и сказанные без разрешения, ему понравились. Понравилось и то к а к Вещь их сказал. Как опустились тонкие плечи, как чуть звенели бусины украшения головного убора вторя движению. Как к покорности прибавилась капля личного. Кроффман не сдержал довольную улыбку. Хоть та не обещала ничего хорошего.

Томас не считал себя жестоким владельцем, он считал себя человеком любящий порядок. Порядок и правила. Их он говорил всего раз, второй раз их повторяла его трость. С первым правилом он уже ознакомил приобретение. С остальными познакомил, когда пришел в отведенные для Вещи покои с визитом. Чтобы рассмотреть. Чтобы насладиться и подразнить себя игрой. Первый приказ прозвучавший в тишине - показать чему Вещь обучили на острове Грех. Второй - раздеться. Касаться полуобнажённого тела он будет лишь взглядом. И холодом серебряного набалдашника трости. Медленно скользящего по телу, касаясь кожи через эфирную ткань нижних сорочек. Оставляя свой холодный след на спине, живота и бедрах. Обнажаться до конца Томас приказа не отдавал. Он с юности любил разворачивать подарки медленно.

Той же ночью приобретение Томаса Кроффмана узнало и о других правилах. Они были не сложны и вполне запоминаемы: Вещь не должен появляться перед хозяином без грима и без наряда - он купил его, чтобы любоваться. Вещь должен был нравится ему. Ему..и его гостям. С ними он познакомил Вещь спустя месяц со дня первого дня приезда. До тех пор Вещи было дозволено гулять по саду Кроффмана, тренироваться в своих умениях, держать почти голодную диету - сохраняющую тонкую фигуру и радовать хозяина редкими, молчаливыми встречами и представлениями.

Уже через неделю слухи о необычной игрушке Томаса поползли по Столице. Кроффман их не опровергал, но и не поддерживал. Любил томить. Любил распалять любопытство. Но уже через пару недель Вещь начали потихоньку знакомить с гостями. Первый Господин, приглашенный на рабочий разговор в саду, увидел диковинку проходящую мимо. По наказу хозяина, Вещь должен был замереть от сидящих в саду мужчин на расстоянии миража и исчезнуть как бабочка. Второго Господина осчастливили больше: Вещи приказали наливать чай. Наливать так, как будто это дело порочное, почти запретное. Третий Господин - удостоился чести увидеть танец Вещи через случайно открытую дверь в летний зал где шли репетиции.

Расспросов стало больше. На них Томас отвечал резко, с негодованием, возмущением...и ноткой старческой ревности. Он знал ее особенно будут смаковать в салонах. И особо сильно желать то, что так не хотят отдавать. Все это потешало Томаса. И Вещью он был доволен. За что разрешил гулять по дому. А в меню появились редкие сладости.

Скоро Кроффмат разослал приглашение на званный прием. Где главным блюдом был Юй.

+1

6

Юй учтиво поклонился на словах мужчины о том, что впредь его ответы должны звучать лишь тогда, когда ему дадут на это право, покорно прикрыв глаза. Юю нравился подобный расклад вещей: четкое обозначение границ, правил, запрещенного и доступного. Когда правила имеют размытые границы ты всегда рискуешь оступиться, но когда все четко и по существу, оступиться гораздо сложнее. Ты делаешь то, что от тебя просят и ждут и за счет этого выживаешь. А когда твой образ окончательно закрепится как "послушный, покорный, не создающий проблем", можно будет поднять голову, чтобы осмотреться по сторонам и понять что для тебя будет выгодно и как ты можешь использовать свой образ себе на пользу. 

Юй демонстрировал полную покорность. Он ни разу не нарушил правила, которые устанавливал ему хозяин, не капризничал и строго соответствовал тем требованиям, которые к нему были. Всегда чистый, опрятный и утонченный, будто фарфоровая статуэтка, он был будто эфемерный в своих движениях, перемещениях. Он почти сразу уловил, что хочет от него мужчина, когда пошла игра с его гостями и надо сказать, что он справлялся как нельзя лучше. Добавляя дополнительные акценты вроде чуть обнаженного изящного запястья, когда наливал чай, или тихого любопытного взгляда темных глаз.

Очень тонкая и изящная игра, когда Юй играл и для хозяина, и для гостей, не забывая смотреть на первого с благоговейным трепетом время от времени, но вроде как невзначай и осторожно, но обязательно так, чтобы Томас это обязательно заметил. Юю было интересно насколько старик ревнив на самом деле, поэтому вкладывался в игру весь и без остатка. Кроффман не позволял к нему прикасаться, да и сам Юй чуть что ускользал от чужих пальцев будто легкий ветерок, отходя ближе к господину, демонстрируя, что он его собственность и лишнего, неразрешенного он не позволит с собой сделать. У него только один владыка и он принадлежит ему целиком и полностью.

Юй не требовал для себя ничего и был благодарен любым поблажкам и разрешениям, стараясь только лучше и лучше. А еще он очень цепко и внимательно наблюдал и следил за стариком, но это уже делал так, чтобы тот не замечал. Все эти мелочи, привычки, жесты, круг общения и знакомств. Юй обладал хорошей памятью на лица, знания. Он был немногословен, даже когда ему позволяли говорить, но голос его был всегда мягок и в нем улавливались чарующие нотки. Он интересовался книгами, но невзначай. Однако, если ему позволяли изучать их, то читал взахлеб, потому что книги - источник знаний, а знание - инструмент власти.

А еще Юй, когда ему позволили говорить, как-то набрался храбрости и спросил не желает ли его господин, чтобы он, Юй, обучился например, массажу, который мог бы делать своему господину. Да и в целом, все интересы и желания Юя были сконцентрированы вокруг мужчины и того, чтобы хорошо ему служить и быть ему максимально полезным.

Подпись автора

https://i123.fastpic.org/big/2024/0311/7c/7eca7c70a916048d41301ef314db9d7c.png

+1

7

[nick]Томас Кроффман[/nick][status]сколько ты стоишь?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/2/221344.png[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Коллекционер редкостей</a>, </div> <div class="lzinfo">  <a href="https://www.youtube.com/watch?v=G-bErbL5MVc">Просто прекрасен</a></div> [/lzv]

Кроффман собирал свой интерес к Вещи как бусины на нитку, вместе с самообманом контроля. Бусина покорности рядом с бусиной благоговейного трепета в сторону хозяина. Мужчина замечал взгляд его приобретения и почти в него верил. Одаривая в ответ тонкой улыбкой довольства. Мужское эго, выточенное платной любовью за годы жизни Томаса, слишком привыкло к лести и не желало расставаться с иллюзиями. Но старик был не только падок на игру, но и умен, от того включался в предложенную партию с привычным для него контролем. Подпускал Вещь не ближе чем следовало, не допускал сближения и себе. Хорошо понимал как опасны такие развлечения.

Ожерелье из ярких бусин-эмоций, пополнялось изо дня в день. Вот Вещь ускользает от попыток прикоснуться к нему чужим пальцам, вот встаёт рядом подчеркивая свою принадлежность к мужчине - и его глаза медленно темнеют, а в груди расцветает цветок гордыни. Приятное, тонкое, дурманящее чувство, для Томаса намного ярче чем похоть, особенно если может быть удовлетворена. И в этом Вещь ублажал хозяина полностью. Давая наслаждаться чувством обладания чего-то поистине редкого, поистине желанного другими, поистине прекрасного. Вслед за гордыней приходило и другое более опасное чувство.

Коллекционер, показывал свою вещь другим с наслаждением. На званых приемах, которые стали проводиться с регулярно, Юй был вишенкой на кремовом десерте. Кроффман не унижал себя позором пошлости. И не давал возможности для открытых дешевых слухов. Его вечера были укутаны флером благородного пафоса и находились на тонкой грани между скандалом и интригой. Ни кто из тех кто присутствовал на подобных встречах, не мог отследить где в выступлении Юя была нарушена грань между красотой и откровенностью. Все было переплетено словно нити в шелковом полотне. Это будоражило, волновало, дразнило.

Гости Томаса смотрели на выступление Юя. Томас же смотрел на гостей, и считывал эмоции с их взглядов. Собирая на нитку своего желания - чужую похоть, чужую жажду обладания, чужое вожделение. И его глаза темнели, а в глазах расцветал цветок, нереализованной тоски и ярости. Через пол года благородных выступлений, для людей высшего света и тех кто мог купить такой же уровень уважения - часто приходящие в дом коллекционера со своими женами и дочерями. Пришел черед выступлений камерных...для своих. Для избранных. Шелк на теле Вещи стал тоньше, грань между доступностью меньше. А запах уже не скрываемой похоти наполнял малых зал дома Кроффмана гуще запаха сигарет и благовоний.

Ожерелье желания было собранно полностью через месяц после начала камерных выступлений. Тогда же Юй был продан. Томас не долго торговался. Больше потакая своим личным стремлениям, чем желаниям наживы. Выставив только одно существенное условие.

Он будет смотреть.

И он смотрел, сидя в темном углу спальни, укутанным тенями, он смотрел как раздевают, как касаются в нетерпеливом желании - сминая останки шелка и кожу до болезных следов, как швыряют на кровать, как большое тело нависает над хрупким. Возможная неловкость от его присутствия пропадает очень быстро. Кроффман почти не выдает себя, слившись с темнотой и стонами. Лишь единожды его трость громогласно ударит об пол. Останавливая замах руки для пощечины.... Такое насилие Кроффман не позволяет.

Его он продаст позже... когда сплетёт новое ожерелье своего желания. Бусина к бусине. Выступление к выступлению. Ночь к ночи.

+1

8

Пока игра не переходила личные границы Юя все было очень даже хорошо. Мало того, что он жил в роскошных условиях, чем был в крайней степени доволен, так еще ему и самому нравилось играть на похотях и страстях гостей хозяина, а от того он выкладывался на максимум. А еще и самого шакаленка забавляло ловить на себе похотливые взгляды и, в особенности, зная, что за этим ничего не последует. Едва уловимые провокации и действия, которые заставляли глаза гостей гореть еще ярче, звериный нюх щекотать приятным запахом похоти и вожделения, а уши ласкать звуком стиснутых зубов, стали явней, но все равно были только в рамках дозволенного и допустимого. Он играл, но не заигрывался, особенно когда ловил потемневший взгляд хозяина, потому что грань, по которой Юй ходил, была слишком остра и тонка одновременно.

Даже когда игры стали откровенней, перевертыш полагал, что все еще находится в защищенном положении, а его тело - алтарь храма, на который ходят молиться насколько бы пошлым и откровенным он не казался бы, но трогать алтарь все еще было нельзя. Ведь любое прикосновение равно осквернению святыни.

Как же он ошибался.

Пожалуй, этого гостя и ночь, Юй запомнил на всю жизнь. А еще про себя поклялся обязательно найти и отомстить. Шакаленок конечно же чувствовал присутствие хозяина, но тот, кажется, не собирался вмешиваться в происходящее. Юй ощутил, что его кольнуло чувством предательства. Ему было страшно, и он не хотел, но кажется, сопротивление, если его и оказывать, мало того, что будет неудачным, учитывая, что его партнер оказался многим больше его, так еще и ему это, словно, понравилось бы. А Юй не собирался доставлять тому еще большое удовольствие, чем тот собирался получить против его воли. А посему оставалось только стиснуть зубы и терпеть. Но все-таки тихое дыхание вместе со сдавленным скулежом нет-нет, но срывалось с губ Юя, причем, против его воли. Тело само как-то реагировало на то, что с ним делали. Это было очень неприятно и болезненно, учитывая особенности его анатомии и не очень крупных размеров. А еще тонкие пальцы сами собой впивались в чужие плечи только не в том самом сладостном порыве, когда ты боишься потерять чувство реальности под лопатками, а цепляешься, чтобы не потерять сознание...

Подпись автора

https://i123.fastpic.org/big/2024/0311/7c/7eca7c70a916048d41301ef314db9d7c.png

+1

9

[nick]Томас Кроффман[/nick][status]сколько ты стоишь?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5e/12/2/221344.png[/icon][lzv]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Коллекционер редкостей</a>, </div> <div class="lzinfo">  <a href="https://www.youtube.com/watch?v=G-bErbL5MVc">Просто прекрасен</a></div> [/lzv]

Кроффман никогда не позволял себе лишних прикосновений. Они будоражат желания. А желания тянут за собой сожаления о том чем Томас не мог обладать. Он слишком много отдал, чтобы закрыть брешь в своей жизни и не собирался отступать от своих правил. Когда ночной гость исчезнет, оставляя после себя запах секса и предательства, мужнина не сразу поднимется со своего кресла. Не сразу подойдет к постели где все ещё лежит обездвиженный Юй... Он даст себе время посмаковать в полной мере все звуки, что рождались в комнате, все запахи, всю боль и удовольствие. Он растянет ощущения, примерит их на себя как костюм - сделает их своими.

И только после этого, когда первый слой впечатлений будет изучен полностью, мужчина перейдет ко второму. Он подойдет ближе, начнет изучать все следы, что были оставлены на хрупком, изломанном теле. Он запомнит каждый засос - укус, царапину, каждый синяк. Рассмотрит внимательно, присвоит их авторство, представит как сжимал, как кусал, как оставлял красные следы....и тихо выдохнет, когда увидит кровь на бедрах Вещи... Он поймает то самое потерянное чувство. То самое, что заставляет содрогнуться, почти в экстазе, почти в удовольствии Томасу станет хорошо. Он улыбнется.

Кроффман, посмотрит по сторонам и, найдя на полу смятую в приступе страсти сорочку поднимет её, чтобы медленно накинуть поверх Вещи. Сделает это осторожно, почти нежно, скрывая прозрачным шелком следы проходящей ночи.  Старик уже знает что хотел бы повторить. Не в ближайшее время...нет. Позже, намного позже. Когда раны на коже Вещи заживут и когда Томас насладиться ожиданием, истомится фантазиями.

Тогда и все ночи после, все будет до боли похожи. Те же запахи, та же  боль и почти те же следы. Только в последнюю ночь своей жизни Кроффман позволит себе больше. Он так же укроет изломанную вещь шелком. Расстегнёт ремень на брюках и ляжет сверху хрупкого тела, чтобы придавить.  Чтобы смять собой, чтобы уткнуться в шею и  вдохнуть глубоко в легкие запахи боли, чтобы подарить себе почти экстаз, почти удовольствие.

В ту ночь он нарушит свое правило, он прикоснется к вещи пусть и через шелк. Он забудет и о правилах, и о том что с вещами нужно быть острожным. Вещи могут кусаться.

+1

10

Мир Юя четко разделился на "до" и "после". Безусловно, понимание того, что он всего лишь вещь для удовлетворения собственного эго и прочих нужд, была. Мечтателем койот никогда не был, как и розовыми иллюзиями не страдал. Он слишком четко и осознанно понимал, что рано или поздно даже эти ночи, которые для него были настоящим кошмаром, Коффману могут надоесть, а дать больше Юю нечего было. Его ресурсы были слишком ограничены, в том числе положением и тем, что он, несмотря на всю свою покорность, робость и игру, которая с каждой такой ночью давалась все сложнее и сложнее, оставался всего лишь вещью. Томас не испытывал к нему ни привязанности, ни жалости. Он был инструментом, который легко заменить. Койот давно затравленно забился в угол, а на его место, из тьмы, будто бы что-то смотрело, но все еще не торопилось выходить. То ли формируясь, то ли ожидая подходящего случая. Второй зверь рос вместе с тем, что все больше и больше копилось в душе Юя и не могло найти выход.

Мысли о том, что с ним будет в случае, если Томас умрет раньше, чем Юй ему надоест, беспокоило сердце юноши не меньше, чем собственная судьба в случае пропажи интереса хозяина. Поэтому да. Да. Он играл даже в постели, когда на самом деле хотелось не играть, а вспороть шею того кто был сверху чем угодно, даже собственными зубами. Блаженные стоны перемежались со сладостным скулежом, нежным, неразборчивым шепотом, в котором нет-нет, но улавливалось кое-что для хозяина. Для его порочного ума. И если Томас представлял себя на место того, с кем был ночами Юй, то Юй показывал и делал все, чтобы Томас думал, знал и чувствовал, что в эти моменты Юй думает о близости с ним, представляя на месте партнера хозяина и только его. Верность во всем. До конца.

Юй не рассчитывал, что это даст хоть какой-то результат, но однажды все-таки дало. Томас после очередной ночи с очередным гостем, когда уже тот ушел, а Юю только и оставалось, что лежать, да смотреть в потолок мутными, пустыми глазам и концентрироваться на внутренних ощущениях, потому что внутри поднималась тьма, которая пугала и самого Юя, решил сократить дистанцию...

Разгорячённое и истерзанное тело, со следами чужой страсти и несдержанности, а также последствиях и для тела Юя в виде разрешения, ибо телу требовалось хоть какой-то выброс, чтобы не сойти сума, все еще мелко дрожало, стоило Томасу оказаться сверху и придавить собой. Бедро как само собой скользнуло по бедру мужчины, чуть приобнимая, а тонкие пальцы, прохладные на ощупь, скользнули и спине, к лопаткам и плечам. Губы с трепетной нежности коснулись скулы мужчины, с тихим, дрожащим шепотом и робким взглядом снизу вверх.
- ...хозяин.

И если на первые мгновения выдержки Юя хватало, чтобы продолжать игру, то внутренние ощущения, постепенно нарастающие, окончательно выбили из него все самообладание. Зверь, что прятался во тьме до сегодняшней ночи, решил, что с него хватит и пора показать где чье место.

Дыхание Юя в какой-то момент сбилось, а он в кровь закусил нижнюю губу, стараясь не взвыть. Сердце, к слову, напротив, стучало спокойно и умиротворенно. Юй впился ногтями Коффману под лопатками, жмурясь от той боли, что поднималась от низа живота и охватывала все его нутро, подвергая его будто в ледяную агонию. Юй мгновенно взмок, а его зрачки расширились, а затем резко сузились в точки. Кожа начала лопаться, а кости трещать. И вдруг Юй стал абсолютно спокоен, уставившись немигющим взглядом в глаза проснувшегося Томаса. Его губы тронула едва уловимая ухмылка, а затем перевертыш стал обращаться, так как и Коффман не будь дураком и ощутив, как что-то не так, рванул с Юя в сторону своего кабинета.

ЮЙ прогнулся в спине, подбирая к себе ближе колени, а руками впиваясь под ребрами, где они переходили в грудину и в какой-то момент просто себе раскрывая грудную клетку руками. Из груди показалась тонкая, чуть заостренная морда, а вслед за ней стал появляться и весь зверь. Черная, густая шарсть, была словно шелк. Он собирался будто из костей, плоти и крови. Будто снимал с себя шкуру, точно змея сменив облик хрупкого юноши на зверя одновременно похожего и на волка и на собаку, с заостренными ушами и пушистым хвостом.

Зверь не торопился. Томасу было некуда бежать. Он чувствовал его страх, а еще ему не хотелось быстрой смерти для него. Хотелось заставить его кричать и ощутить хотя бы толику той боли, которую он принес в жизнь койота. Меланхолично глянув в сторону разорванной кожи, что представляла собой кровавое месиво на постели, зверь резко двинулся вперед. Его когти звучно стучали по полу, а выбить собой дверь кабинета ему не представило никакой трудности. Он был крупнее волка в холке. Наверное, близко к борзым. Тоже тонкий и будто эфемерный, но многим сильнее.

Он не рычал. Потому что рык - это предупреждение. Зверь не планировал ни о чем предупреждать Томаса. Угрожать он ему тоже не будет. Пару секунд на понимание где именно стоит человек, а затем, в несколько коротких прыжков, Юй сокращает дистанцию, метя зубами в бедро, чтобы, в том числе повалить и потащить по полу. Зубы с легкостью сомкнуться на чужих пальцев, лишив их. Потому что отбиваться бесполезно. Зверь рвал медленно и наверняка, не оставляя какой-либо возможности выжить. А когда Коффман пытался от него уползти, давал этому случиться. Он не наносил раны в жизненно важные места, но рвал так, чтобы старик умирал медленно и мучительно. От кровопотери.

А затем зверь просто запрыгнул на старика, когда тот лежал на спине и принялся рвать ему живот у ребер, пробираясь узкой, длинной мордой через легкое к сердцу, чтобы затем вырвать его из груди и полакомиться. И только после этого зверь ушел обратно в тьму, из которой и выбрался, оставляя Юя, который не сразу пришел в себя, одного в кабинете с растерзанным Коффманом...

Подпись автора

https://i123.fastpic.org/big/2024/0311/7c/7eca7c70a916048d41301ef314db9d7c.png

+1


Вы здесь » Materia Prima » БЕЗВРЕМЕНЬЕ » [524-528] [Ц.О.] От дворца к руинам гетто